НАЗАД (BACK)


Источники информации

Фантастическая повесть

 

"Топи"

 

Пролог

 

До того, как местные дети закончили уроки в одноэтажном здании школы барачного типа, фотограф Николай, вооружённый мощной профессиональной фотоаппаратурой, развлекал членов экспедиции показом на планшете своих фотографий. Последним был так позабавивший всех снимок птицы Фрегат во время брачного периода, которая, почти удвоив размер своего тела, раздула на груди большой красный шар, привлекая таким способом особей противоположного пола.

Закончившие школьные занятия дети высыпали на улицу и начальник экспедиции, высокорослый крепкий афроамериканец средних лет, переговорил о чём то с вышедшей во двор учительницей, после чего сделал жест остальным членам своей экспедиции, чтобы они вошли в здание школы. Очередная экспедиция временно разместилась там, как и все предыдущие, и это был привычный этап большого пути дальше вглубь территории.

Начальник экспедиции рассказывал очередным своим путешественникам о местных особенностях дальнейшего пути. Он многое чего пояснял, пользуясь школьным инвентарём и рисуя мелом на доске. На первой двухместной парте с краю, рядом со стеной и окнами, разместились два местных любимца – довольно известные молодые актёры, чьи вопросы и комментарии ввергали остальную аудиторию во взрывы хохота. Терпенье инструктора лопнуло, когда местные негритянские дети, резвившиеся во дворе школы с большим красным мячиком, случайно попали им в открытое окно, рядом с которым располагалась парта с голливудскими знаменитостями. Вот тут знаменитости отыгрались по полной. Один из парней-актёров приложил этот большой красный мячик к своему горлу, прижав подбородком к груди, и расправил свои руки, махая ими как крыльями и пародируя птицу фрегат во время брачного периода. Другой его коллега актёр так же не сидел сложа руки и быстро включился в эту игру, подставив свои растопыренные пальцы рук к голове своего коллеги и изображая ими то колышущийся хохолок, то хлопающие уши, да так, что наблюдающие за этим импровизированным представлением в окне негритянские девочки и мальчики в ответ громко веселились, радовались и хохотали.

Орландо, Леонардо! прервал всеобщее веселье начальник экспедиции, вновь обратив на себя внимание, и актёр с мячиком нарочито и картинно вздрогнул, отбрасывая от себя мячик обратно детям в окно, и американские актёры вновь повернулись к стоящему у доски инструктору.

Вы уже заколебали всех своим артистизмом! раздражённо произнёс инструктор. Вы здесь обычные путешественники, как и все остальные. Тут вам не Голливуд, поэтому ведите себя прилично!

Реагируя на эти слова, актёр, сидящий с дальней от окна стороны парты, картинно и демонстративно вскинул правую руку, поднеся её к виску как к козырьку фуражки и козыряя как вышколенный военнослужащий. Глядя на своего коллегу, другой актёр так же резко вскинул правую руку к виску-козырьку, при этом демонстративно врезав локтем в челюсть своему коллеге.

О-о-о-у! демонстративно вскрикнул второй актёр, делая вид, что хватается за скулу от нестерпимой боли. Очередной мощный взрыв хохота в аудитории заставил начальника экспедиции демонстративно брякнуть мелом о порожек школьной доски и развести руками.

Ну совершенно невозможно так с вами работать. Вы никому ничего не даёте нормально делать и слушать. ... Ладно, всё. Теперь собираемся во дворе и идём дальше по намеченному маршруту.

 

Часть 1

 

Лодка плыла по широкой, бесконечно длинной реке, мимо свисающих в воду лиан и веток могучих тропических деревьев. На вёсла, по очереди сменяя друг друга, налегали два молодых человека и кроме них, в лодке была ещё девушка. Один из молодых людей, светловолосый юноша, осматривая близлежащие окрестности, всё время держал наготове свой фотоаппарат. Время от времени он вскидывал его и делал снимки.

Я бы взял ещё и видеокамеру, но вчера вся наша электроника, как по команде, сломалась во время похорон этого шамана главы племени,  посетовал фотограф.  Хорошо, что я догадался захватить с собой запасную чисто механическую фотокамеру. Ещё плёночную. Она одна и устояла. А со всем остальным прямо мистика какая-то!

Ник, сними-ка лучше меня со своей женой. Она, по-моему, красивее этих джунглей, обратился к нему его напарник, работающий вёслами.

После такого комплимента, Арни, мне, конечно, трудно устоять, но это всё-таки  снимок жены с другим мужчиной при живом муже. А я ведь ревнив ты знаешь. Нельзя любить, совсем не ревнуя, а уж особенно если такой вопиющий случай. Что это за любовь тогда?

... Подаришь мне снимок. А я всем буду хвастать, что это моя жена и все мне будут завидовать, продолжил Арнис, как бы игнорируя шутливые замечания своего друга.  ... И как тебе удалось с твоим неарийским, пардон, нелатвийским происхождением заполучить нашу красавицу?

Главное, чтобы человек был хорошим, Арни, а национальность может быть любой, ответил Николай.

А я что плохой? с усмешкой спросил Арнис.

Хороший, хороший! Ладно, уговорил. Улыбочку, Арни! произнёс Николай, вскинув фотоаппарат.

Э-э, Ник, я не хочу сниматься на фоне тех чёрных обезьян на берегу. Вон рыбу ловят! Проплывём-ка подальше.

Да нет можно и поближе, а Инга переведёт этим ребятам, как ты их обозвал, после чего я сниму тебя поджаривающимся на вертеле, пошутил Николай.

Инга улыбнулась.

От этих аборигенов лучше держаться подальше, заметил Арнис. Они то мирные, то буйные... И не поймёшь, чего от них тогда ждать.

Ага ну прям как мы, философски заметил Николай, настраивая камеру.

Вон с нами что учудили, добавил Арнис.

Узнаю в них наше племя, продолжил философствовать Николай. А что бы мы учудили на их месте? Мы бы учудили гораздо лучше, потому что у нашего племени атомная бомба.

Да ну тебя, зануда, отмахнулся от Николая Арнис, сосредоточившись на вёслах.

Сейчас не поймёшь, от кого как лучше держаться, продолжил разговор Николай, нацеливая объектив камеры на Арниса и свою жену Ингу. Улыбнись, Арни. ... Да ладно не расстраивайся ты так. Подумаешь проиграл в споре... С кем не бывает.

Ага щаз! Последняя буква "з", огрызнулся Арнис, оскалив зубы в некоем подобии улыбки.

Ты готов, Арни! объявил Николай, щёлкнув затвором фотокамеры. С тебя бутылка!

Ящик! согласился Арнис.

 

Часть 2

 

Лодка причалила к берегу и молодые люди сошли на землю, взяв с собой сумки и рюкзаки.

Как здесь красиво! восхищённо произнесла Инга, оглядываясь по сторонам.

Найдём сокровища, и будет ещё красивее! согласился Арнис, привязывая лодку.

Сомневаюсь, возразил Николай.

В чём? спросил Арнис.

Да во всём. ... И, прежде всего, в этой дурацкой карте, которую мы выудили у этого шамана и по-совместительству главы племени. ... Нет тут никаких сокровищ! Иначе он бы сам их нашёл и взял, или поручил это своим соплеменникам.

А, может, он своим соплеменникам не доверял или не хотел их развращать. А ему самому, может, вообще сокровища не были нужны по причине наличия других ценностей, предположил Арнис. Ты же знаешь что он нам сказал. Сокровища он берёг на крайний случай, и отнюдь не для себя и своего племени, как выяснилось, а в обмен. В обмен на жену для своего сына и по совместительству твою жену. Ты отказался он сразу дал дуба. Потом его сын занял его место и погнал нас с нашего насиженного всю группу, за то, что отказались отдать девку.

В обмен на эту липовую карту? удивлённо спросил Николай.

А если бы она была не липовая отдал бы свою жену? ехидно переспросил Арнис.

Ну вот ещё! взбрыкнул Николай. ... Карта, кстати, вроде как старинная. Наш главный, экскурсовод, аж подпрыгнул: какая древность, какой рисунок, какая выделка! Сокровища не найдёте, так хоть карту сохраните. 

А она ведь нам и так досталась без обмена на твою жену, заметил Арнис.

– Ну так он вызвал нас в свой шатёр, сперва нам её протянул, не говоря ни слова. Мы взглянули, а потом он пошёл сперва вокруг да около, извиваться ужом, а потом-таки выкатил нам требование обмена, – парировал Николай. – Ну я так и подумал, видя, как его сынок на мою Ингу всё время пялится и заговаривать пытается. ... Мы отказались, протянули ему карту обратно, а он тут же дико заорал и упал, начал биться в истерике, вбежали его охранники, быстро прогнали нас из шатра, даже не дав возможности вернуть карту. Вот теперь она у нас. А он потом умер. И кому было её возвращать – кто про неё знал? Он сам сказал, что про эту карту кроме него никто ничего не знает и он не хочет, чтобы кто-то знал, даже его сын. ... Сам сокровища брать не хотел. Себя и своё племя, как он сказал, развращать не хотел, своего сына развращать не хотел, всё это малоправдоподобно.

Скоро узнаем, уверенно произнёс Арнис.

Он ещё говорил, что от плохих людей сокровища охраняют и скрывают болотные духи! заметила Инга.

А мы люди хорошие и живыми им не сдадимся! выкрикнул Арнис, сбрасывая с плеча в руку карабин и вскидывая его вверх. Кто боится может остаться! предложил Арнис, производя очередь в воздух.

С ума сошёл! усмехнулся Николай, покрутив пальцем у виска. У самих пушки имеются! указал он пальцем на свой пистолетный чехол на ремне.

Ой, ой, ой! Как страшно! Ладно, Ник, не веди себя как Пушкин, которого ревность сгубила на дуэли. Не будем же мы с тобой стреляться, даже из-за твоей жены. Сейчас не те времена, засмеялся Арнис.

Может и плохо, что не те. ... Ладно, пошли, махнул рукой Николай и молодые люди двинулись вглубь острова.

 

Часть 3

 

На ветках то тут то там взлетали и разлетались диковинные птицы, иногда стаями, иногда поодиночке. Какие-то звери тоже разбегались в разные стороны, завидев людей. Николай время от времени вскидывал камеру и делал снимки, пытаясь успеть запечатлеть ускользающую красоту животного мира. Но и снимки растительного мира так же не меньше привлекали его как фотографа он то и дело вскидывал камеру, рассматривая и снимая деревья, цветы и другую растительность.

Но путешествие сильно затянулось. Дальше молодые люди уже вынуждены были всё чаще и чаще работать мачете, расчищая себе дорогу. И тут уже было не до любований красотами.

Всё дальше мы не идём! Привал, перекус и назад! – произнёс Николай, втыкая мачете в землю.

– Это ты так решил? – разочарованно поинтересовался Арнис.

Мы вдвоём я и Инга. Нас двое, а ты один, хоть ты вроде бы поопытнее и поглавнее. Но экспедиция это не армия тут всё на консенсусе. ... Сам посуди мы и так зашли слишком далеко дальше, чем планировали. А ещё дальше вообще будет не пройти и не продохнуть всё заросло растениями: - папоротником, лианами, тростником, бамбуком. Была нормальная тропа и вот кончилась. А мы не машины по расчистке, во всяком случае не я и не Инга. ... Конечно, любопытно как бы типа найти сокровища. А что в реальности? Тут явные расхождения в старинной и современной картах. На современной тут болото, где мы идём, но мы всё никак к нему не придём. А на старинной тут уже давно мы должны были бы быть на поле с сокровищами. Ясно, что старая карта врёт. Ну и где это поле? А болото, на которое указывает современная карта? Может мы уже на нём и оно типа заросло. Поэтому привал и обратно, пока не стемнело. Не хватает ещё тут куда-нибудь провалиться.

Согласен привал и обратно, немного подумав, согласился Арнис. Мне тоже, честно говоря, все эти танцы с саблями порядком поднадоели. Мы не кавалеристы.

Арнис также воткнул своё мачете в землю и начал осматривать окрестности.

 

Часть 4

 

Ты, Инга, биолог, открывай тут новые растения и живность! подбодрил Николай свою жену на привале, разворачивая пищу.

Удивительно, ответила Инга, приподнимая огромный лист  папоротника. Тут всё как будто сильно увеличено. Феноменально.

О, чёрт! выругался Арнис.

Что случилось? спросил Николай и обернулся, поймав взглядом всё это время копошащегося вокруг них Арниса.

Что-то врезалось в стопу! Ого! Вот это да!

Что там?

Идите-ка сюда, ребята, смотрите, обо что я споткнулся! Это же янтарь! Янтарная жила! Только, чур, моя, я её первый нашёл, да ещё и пострадал при этом. Чуть инвалидом не стал!

Арнис нагнулся и стал разгребать землю вокруг янтарной жилы, вытаскивая из неё куски янтаря.

Вот они твои сокровища! Нашёл, наконец! воскликнул Николай и, вскинув свой фотоаппарат, начал ходить вокруг копающегося в земле Арниса. Сейчас будет снимок Кощея на фоне злата!

Николай сфокусировал объектив и нажал на кнопку затвора. И в этот же самый момент вокруг сильно почернело, небо заволокло большой чёрной тучей и начался сильный ливень.

 

Часть 5

 

Доставай палатку, Арни! воскликнул Николай, захлёбываясь под струями дождя. Как ушат на голову! Эту тучу, конечно, из-за деревьев мудрено было заметить. Тут очень густой лес и и так темно.

Арнис проворно вытащил тюк из своего рюкзака  и, быстро установив палатку, молодые люди залезли внутрь.

Если дождь не закончится придётся тут ночевать, заметил Арнис, зажигая и подвешивая на верх палатки лампу дневного света.

Уже и так скоро совсем стемнеет, поэтому по любому назад идти нельзя, заявил Николай. Вот что значит превысить лимит. Мы уже давно должны были повернуть обратно. Увлеклись. А теперь ночуем и завтра назад под дождём или нет. Не сахарные. Он, может, надолго.

Да, вроде, местный прогноз сильных долгих дождей не обещал, заметил Арнис.

А местный прогноз тут вроде местных шаманов: наобещает райской погоды, как сокровищ... Кстати, а что насчёт твоих сокровищ, Арни? Хоть какие-то у нас теперь сокровища. Хоть янтарь. Остальные сокровища нам, похоже, не светят.

Да, ты, похоже, прав, согласился Арнис, раскладывая карты. Судя по карте того шамана, мы уже должны были упереться в поле с развалинами древнего замка, в котором лежат сокровища, проведя пальцем по куску старого свитка, деловито заметил Арнис. А если судить по нормальной современной карте, продолжил Арнис, подкладывая другую карту, то мы вроде как уже на большом болоте, или во всяком случае очень близко. И никакого поля. ... А что касается моего янтаря, то разве это сокровища? посетовал Арнис, взглянув на сумку с собранным янтарём.

Я посмотрю? полюбопытствовала Инга.

Конечно, согласился Арнис. А мы пока с Ником соорудим тут из шмоток нечто, похожее на постели. До завтра тут переночуем, а завтра пойдём назад. ... Сокровищ тут, похоже, действительно никаких, да и глупо было на это надеяться.

Умнеешь прямо на глазах! кивнул Николай.

Ну не все же, как ты, сразу умными рождаются! передразнил Арнис. Да и вся наша экспедиция согласились это проверить, поэтому и сделала из нас Сталкеров.

Николай кивнул.

А если нужен янтарь возьмите пару-тройку камней. Я не жадный, разрешил Арнис.

А какой тут воздух удивительный! произнесла Инга.

И так возбуждает, тихо добавил Николай. Заняться любовью.

Да и я не прочь! подслушал Арнис.

А ты что подслушиваешь? спросил Николай.

Да я ещё и подсмотреть не прочь! заявил Арнис. За вами глаз да глаз нужен, особенно если это глаз опытного проводника, коим я и являюсь.

Что ж ты не женишься опытный проводник? Ты, между прочим, в школе за всеми девчонками ухаживал, ни одну не пропустил! А женился бы на какой-нибудь красотке, так и занимался бы с ней любовью хоть в горах, хоть под водой, хоть... Где ты там ещё побывал?

Ага! А ты, Ник, в школе ни за кем не ухаживал? попытался спровоцировать Арнис.

Я нет! стоически парировал Николай.

Да ну?! удивился Арнис. Разве тебе не нравилась Алиса?

Нет, не очень.

А Рита? Вспомни Риту. По-моему в неё влюблялись все! Ты разве не пытался за ней ухаживать?

Не припоминаю! сухо ответил Николай. И вообще, не надо пытаться посеять между нами ревность и вбить клин. У тебя нет ни улик, ни доказательств, одни инсинуации и провокации. А если хочешь отбить у меня Ингу, то так и скажи. И нечего выдумывать.

Ха-ха-ха! рассмеялся Арнис нарочито чеканным зловещим смехом. Ладноладно, занимайтесь любовью, сколько влезет, не буду вам мешать!

Вотвот, кивнул Николай. А раз уж у нас одна палатка на троих, то я уж посерёдке лягу. Надеюсь никто не возражает?

Посмотри, Ник, там что-то есть, воскликнула Инга, разглядывая в свете фонаря янтарь, вынутый из сумки Арниса.

Где?

В янтаре.

Грязная земля внутри. Его надо обрабатывать, чтобы он сверкал, как алмаз, попытался блеснуть эрудицией Николай.

Нет ты не угадал. Это не земля. Это насекомые. Древние насекомые, которым, наверное миллионы лет. Этот янтарь большая ценность для науки.

Хорошо, тогда свою долю я пожертвую науке, согласился Николай.

Инга продолжила неторопливо перебирать янтарные камни, изучая их на просвет в свете портативного фонаря.

А это тебе, Инга. ... Янтарное ожерелье! торжественно произнёс Николай, повесив на шею Инге большой янтарь, наспех закреплённый на нитке, выдранной из футболки.

Спасибо, поблагодарила Инга. 

 

Часть 6

 

Экспедиция шла по уже проложенному, проверенному маршруту, по вполне знакомым проводникам-экспедиторам местам. И дикари здесь были не такими уж дикими, а вполне себе цивилизованными, "прикормленными", без удивления и даже с некоторым радушием встречающими очередных гостей. А вот для многих из самой экспедиции много чего было в диковинку, но на это и рассчитывают проводники, водя новичков, словно за нос, обводя вокруг пальца и удивляя "дикими местами" и "дикими аборигенами". В данной очередной экспедиции проводником-экспедитором был темнокожий мужчина средних лет, который, разумеется, проводя многочисленные предварительные инструктажи, заверял, что никаких рисков, ничего опасного нет, но всё-таки, всё-таки... Мало ли что, как всегда, как везде... Что надо быть вежливыми, культурными, неагрессивными, тогда экспедиция пройдёт с блеском. Ну и конечно "диких аборигенов" над всячески задабривать и ублажать. Всё время улыбки, приветливое обращение и отношение. Это всегда всем хорошо понятно. При этом желательно постоянно как-то аборигенов поощрять, что-то дарить, то есть вести себя с ними, как с послушными дрессированными зверями в цирке, и они такими будут. Пусть у Вас всё время в карманах будет много всякой разной мелочёвки, но не только денег, конечно, хотя и с деньгами многие аборигены уже давно научились правильно обращаться, не суя их в ноздри, уши, и не нанизывая на бусы. Но всё таки это всё равно сложновато найти им достойное применение в джунглях. И лучше всё таки дарить то, чему можно найти применение здесь и сейчас, пусть и не Бог весть какое, а не там тогда-то и через посредников.

Вот и на этот раз побратавшись с "дикарями" под руководством проводника-экспедитора, все члены экспедиции довольно быстро начали чувствовать себя как дома с аборигенами, перемешались с ними, разбрелись. Но, конечно, кодовый сигнал проводника-экспедитора заставлял всех участников беспрекословно собираться в одном предварительно обозначенном месте. Так было заранее условлено слёт по команде, поскольку проводник хоть и не командир в армии, но всё-таки самый главный и непререкаемый авторитет. В случае его отсутствия по каким-то причинам, вместо него мог действовать заместитель. Общалась довольно разношёрстная международная группа по-английски (этот язык желательно было знать хотя бы на примитивном уровне), а вот с аборигенами было сложнее. Язык их был проще, но его мало кто знал. Проводник и его заместитель знали более менее неплохо, а вот остальные члены экспедиции кто как. Но в основном язык жестов и улыбок делал своё дело, пусть и далёкое от идеала.

Звук горна проводника-экспедитора заставил всю экспедиционную группу собраться вместе и заняться делом расставлять палатки для ночлега неподалёку от стоянки аборигенов. Потом были традиционные посиделки вокруг костра, где каждый мог блеснуть, кто чем может кто стихи прочитать, кто песню спеть, кто ещё что-нибудь придумать, на что был горазд.

Инга взяла небольшую гитару и начала петь песню. Она всё время таскала маленькую гитару с собой и что-то исполняла, когда до неё доходила очередь. Вообще это было частью ритуала по задабриванию аборигенов многие из них живо интересовались талантами "пришельцев", обступая их дополнительными шеренгами, полукольцами, а то и целыми кольцами. Всё зависело от таланта исполнителя (исполнителей, если что-то делали вместе) и интереса со стороны аборигенов, которым что-то было интереснее больше, а что-то меньше.

Твоя жена просто кладезь талантов! обратился к Николаю его друг Арнис. Во время пения Инги друзья стояли возле дерева за сидящими вокруг костра людьми (членами экспедиции и некоторыми местными аборигенами). А как она во время наших местных совместных ритуальных танцев танцевала. Аборигенки с аборигенами типа нас танцевать свой танец учили так это ещё кто кого научит! Да она им сто очков форы даст, если не тысячу!

Так она у меня из ансамбля песни и пляски, объяснил Николай. Я её когда-то оттуда выдернул, а так бы и дальше пела и плясала, и, глядишь, доплясала и допела бы до чего-то более стоящего, чем тихая и скромная семейная жизнь. Вот оно наше тлетворное влияние на женщин наседать, взмывать над ними коршунами и подрезать им крылья. Теперь вот все её таланты в основном для дома, для семьи. А для других иногда, как вот сейчас. Ну пусть хоть так.

И ещё их язык знает, переводчиком работает, добавил Арнис.

Согласен я её не достоин, улыбаясь, закивал Николай.

А я? в ответ заулыбался Арнис.

Ты тем более.

Рылом не вышел?

Ах ну да, конечно! Я-то хоть красавчик!

А этот сын шамана главы племени? кивнул Арнис в сторону слушающего Ингу у соседнего дерева высокого могучего аборигена.

А этот, конечно, больше всех достоин смотри, сколько на нём рядов бус. Каждый день может дарить Инге по ожерелью с барской шеи и от него сильно не убудет, задумчиво произнёс Николай

 

Часть 7

 

Сегодня эти ребята спать не будут и нам из-за них будет сложновато уснуть, сообщил проводник-экспедитор всем членам экспедиции перед сигналом отбоя. У них вождь скончался. Всю ночь будут похороны. Вообще ритуал довольно интересный и редкий не часто умирают вожди, тем более в нашем присутствии. Как бы вроде бы нам можно и поприсутствовать, и поснимать. Поэтому кто хочет может отправляться спать, а кто хочет поприсутствовать и поснимать пожалуйста. Только ради Бога покультурнее и поаккуратнее процессии не мешать и не досаждать. Не наседайте и не лезьте никуда. Чтобы никаких конфликтов. Церемония не праздничная, поэтому аборигены могут реагировать не так, как обычно. Сейчас надо осторожнее, деликатнее. И никакой радости больше скорби на лицах. Проникнетесь пониманием ситуации, уважением и сочувствием.

 

 Часть 8

 

Поснимать из экспедиции никому так нормально и не удалось. Как по команде у всех членов экспедиции отказалась работать вся электронная аппаратура, способная снимать и запечатлевать. Все собирались вместе, кучковались, советовались, пытались что-то сделать, но так ничего наладить не удалось.

У тебя же есть камера вообще без электроники, обратился Арнис к Николаю, "пригнав" к нему "табун" жаждущих, но не могущих снимать и запечатлевать. Николай отвёл Арниса чуть в сторону от всех и произнёс: - Не по душе мне все эти съёмки. Сами "грохнули" шамана и сами снимаем. Какое-то садистское извращение.

Грохнули что за выражение? нарочито картинно удивился Арнис. А, ты мучаешься угрызениями совести? Да брось ты. Мы-то тут при чём? наше дело было маленьким. Это у него, как выяснилось, большим. Из-за которого можно концы отдать. Но это его проблемы. Нельзя так на отказы реагировать. А нам согласиться было никак нельзя, так?

Всё правильно, но настроение всё равно паршивое. Я не настроен снимать. Вот бери, протянул Николай Арнису старый механический ещё плёночный фотоаппарат. Кто хочет тот пусть снимает. Но, сам понимаешь чистая механика тут рычаг надо взводить, на резкость наводить, ещё кое-что, хотя я тут кое-что и так сам выставил. В общем если кто сумеет разобраться, что вряд ли... Я не хочу во всём этом участвовать.

Ладно может чего получится! обрадовался Арнис и забрал фотоаппарат, похлопав напоследок Николая по плечу. Он присоединился к толпе и все они, радостные, пошли снимать похороны. Николай нехотя проводил их взглядом, опустившись на траву. В это время к нему подошла Инга и, тронув за плечо, села рядом.

Поросячьи радости от мышиной возни! проговорил вслед уходящим "коллегам" Николай, обняв свою жену.

 

Часть 9

 

Отец я влюбился в женщину из пришлого племени, сообщил в шатре своему отцу, вождю племени, его взрослый сын. Она мне очень нравится и я хочу её в госпожи. Она, кстати, как и их вождь немного знает наш язык.

А из своего племени ты никого найти не мог? отчитал его отец.

Я не влюбчивый, отец, но если влюбляюсь, то душа в клочья! произнёс сын вождя.

Ты всё не в тех влюбляешься! продолжил укорять сына отец.

Я вообще почти никогда не влюблялся, для меня это редкое чувство, продолжил объяснять сын вождя. Поэтому дожил до таких лет и никого.

Тебе сватали, но ты сам отвергал! продолжил отец.

А я не могу как животное, которому всё равно с кем! парировал сын. Мне надо, чтобы это было сильное чувство, чтобы меня выворачивало наизнанку, чтобы у меня ноги подкашивались, как сейчас. ... Когда вижу её.

И поэтому теперь подавай тебе эту не пойми кого чужого рода и племени?! С чего ты решил, что она тебе пара? Ты её знать не знаешь!

Я чувствую. Я как увидел, сразу влюбился и сразу понял, что она мне нужна!

А говоришь, что ты не животное?! Это и есть самый настоящий животный рефлекс! Хватать, тащить, удерживать!

А я разве часто его демонстрирую? Да я вообще только сейчас так сильно... Я ни разу так..., заревел сын вождя.

Было. И ещё не раз будет.

Это когда было я ещё тогда не был мужчиной. А сейчас я уже почти старик. ... Скоро буду.

Пережди, перетерпи.

Не могу. Уже не могу. Теперь не могу.

Все так говорят, поначалу. А потом...

Ты же всё можешь, отец ты же вождь, шаман.

Я вождь не их племени. Они мне не подчиняются. Я их повадок и обычаев не знаю. У них свои вожди.

Сын вождя упал в ноги отца и закрыл голову руками.

Ладно я сделаю для тебя всё. У меня есть то, от чего они не откажутся и отдадут тебе эту женщину. Они те же животные, что и мы, что и все остальные. Наше племя, как животные, клюёт на их побрякушки. Ну так пусть они клюнут на наши! Мы возьмём их их же оружием. Сейчас я пошлю своих слуг и они доставят мне их вождя с ним будем решать.

Нет, отец, убрав руки от головы, произнёс сын. Решать надо с её господином. Там у них так. Их вождь ими не распоряжается. В этом плане.

У неё господин? удивлённо спросил вождь.

Да, отец. Она с ним почти всё время.

Это плохо. Это усложняет задачу, задумчиво произнёс глава племени.

Не говоря не слова сын вождя снова закрыл голову руками и опустил её на стопы отца.

Ладно, произнёс вождь, поднимая и выводя из шатра своего совсем сникшего сына. Я велю послать за ней и за её господином. С ними будем решать.

...

К Инге подошли двое слуг вождя, поклонились и начали разговор. Закончив разговор Инга подошла к заметившему всё это и забеспокоившемуся Николаю, который до этого о чём-то беседовал с другом Арнисом.

Они сказали, что они слуги вождя и что вождь приглашают меня и тебя на беседу, сказала Николаю Инга.

Я иду с вами, объявил Арнис. Что это ещё за беседа такая?

Главного будем ставить в известность? спросил Николай.

Зачем, зевнув, вяло отреагировал Арнис. По каждой ерунде его в известность ставить. Пошли, побеседуем. Не будем огорчать хозяев.

 

Часть 10

 

Не понимаю, почему аборигены так рано нас подняли и чуть ли не в приказном порядке велели не свет не заря сняться с места и удалиться, начал разговор начальник экспедиции на привале. Чуть ли не пинками погнали! Вообще-то они всегда были дружелюбны и никогда так себя не вели. Мы должны были чем-то очень сильно их обидеть.

Мы обидели, вяло протянул руку сидящий на завалинке Николай. Но по другому, к сожалению, мы не могли поступить.

Расскажешь? предложил начальник экспедиции.

Ну придётся, а то ж все подумают, что мы дебош, погром, разбой и мордобой учинили. Я, Арнис и Инга, усмехнулся Николай.

...

После того, как Николай закончил свой рассказ, начальник экспедиции выразил желание взглянуть на карту и, увидев её, выразил восхищение тонкой и изысканной старинной работой.

 

Часть 11

 

– Тут одну эту карту если продать – будете все втроём в шоколаде, мармеладе и лимонаде! – шутил начальник экспедиции, помогая двум друзьям и Инге складывать поутру вещи в лодку. Хотя не стоило вас отпускать одних, да и вообще отпускать. Ну да ладно тут недалеко, цена вопроса пол дня хода туда и обратно. А плыть совсем чуть чуть сейчас в тот дальний рукав расщепляющейся реки и на ту сторону, сверил направление с картой начальник экспедиции. Раз в жизни, и то не всем, выпадает побыть охотниками за сокровищами, подбодрил он.

Да все наши тоже давайте, давайте. Назвались груздями полезайте в кузов. Интересно. Идите и найдите, а потом на всех разделите. Идите до конца, ответил Николай. Вот сами бы и шли... Подальше.

– А многие бы с вами пошли-поплыли, но, к сожалению, у здешних местных жителей только одну лодку выпросить удалось, продолжил разговор начальник экспедиции. У тех наших прежних аборигенов лодок побольше было на всех бы хватило. Но лучше им сейчас пока глаза не мозолить. ... Нам эти ребята ещё два мачете..., три, дали, – уточнил начальник экспедиции, перекладывая большие ножи рукояткой к рукоятке, – сказали, что там могут пригодиться. Места там дикие, ни одной живой души, кроме животных, птиц, насекомых. Там же болота. Короче – дойдёте до болот, посмотрите что да как – и сразу назад. По болотам, разумеется, не ходите. Чтобы никакого риска. Вот и отмазка для наших, для всех нас вместо полян с сокровищами там болота, что и подтверждают современные карты.

Сигналы, связь, оружие, отпугиватели всё взяли? уточнил начальник экспедиции и, услышав утвердительные ответы, оттолкнул лодку от берега.

 

Часть 12

 

Громкий крик нарушил мёртвую тишину раннего утра. Инга открыла глаза и ей сперва показалось, что этот крик ей приснился во сне. Она огляделась по сторонам. В палатке никого не было. Она снова услышала крик и теперь уже окончательно проснулась. "Это голос Ника", подумала Инга. "Точно". Инга вскочила на ноги, вышла из палатки и пошла на крик.

Тяни руку, Ник! услышала Инга издалека громкий голос Арниса.

Что-то меня тянет вниз! закричал Николай.

– Хватай палку!

Инга перешла на бег и побежала вперёд на край большой заболоченной поляны, но увидела лишь, как большая длинная палка была быстро всосана трясиной, словно раструбом гигантского пылесоса. Где-то рядом с этим местом на коленях сидел Арнис, низко опустив голову.

Что случилось?! Где Ник?! закричала Инга, подбегая к Арнису.

Прости, Инга, я ничем не смог ему помочь!

Что?! Где он?!

Он утонул, Инга! Чёрт его дёрнул пойти по этому болоту! Тут трясина. Я просто не успел его остановить! Не успел спасти!

Спаси его! Вытащи! закричала Инга. Ныряй за ним!

Я не могу, Инга, не могу. Я просто погибну сам и всё. Это же болото, топь, ты же знаешь!

Инга упала на колени и зарыдала, закрыв своё лицо руками. Арнис медленно подошёл к ней и обнял за плечи.

Прости меня, Инга, я не успел его спасти. Он, видно, решил сделать снимки восхода вон на том поле за деревьями, а тут болото. Я услышал его крик и бросился на помощь, но не успел! У меня ничего не получилось он слишком далеко отошёл и глубоко провалился! Я сам чуть не утонул вместе с ним, но я сделал всё, что было в моих силах, чтобы его спасти!

Прости меня,  Арнис, я, конечно же, не хотела, чтобы и ты погиб, произнесла заплаканная Инга. Просто, просто это ужасно! Я отказываюсь в это верить, понимаешь?

Я тоже, Инга. ... Ник был моим лучшим другом. Мы просидели с ним за одной партой десять лет, а теперь даже не сможем его по-человечески похоронить.

Инга сидела и плакала, устремив свой взгляд туда, в то место болота, где погиб Николай, как бы надеясь на то, что он ещё, быть может, выберется оттуда живым и всё будет как прежде. Арнис сидел рядом и молчал, глядя то на безутешно рыдающую Ингу, то на болото.

Нам надо идти, да? неожиданно спросила Инга, вытерев слёзы.

Да, еле слышно подтвердил Арнис.

 

Часть 13

 

– Я пойду и наберу воды в том месте, где утонул Ник, – прошептала Инга и, рыдая, направилась к болоту с бутылкой.

Не надо, Инга, там не безопасно! Я пойду и наберу сам! сказал Арнис.

Утону ну и пусть! Какая мне теперь жизнь.

Не надо так, Инга. Арнис подошёл к ней и, выхватив из её рук бутылку, осторожно подошёл к тому месту, где утонул Николай и, присев на корточки, погрузил ёмкость в мутную тёмно-зелёную воду. На месте, где утонул Николай, осталась небольшая круглая, пока ещё не затянувшаяся тиной лужа. Инга продолжала неподвижно смотреть на неё, даже когда к ней подошёл Арнис и тронул за плечо.

Нам надо идти, Инга, произнёс он. – Единственное, что мы можем это сохранить добрую память о Нике.

 

Часть 14

 

Лодка с двумя людьми причалила обратно к берегу, где её уже ждал начальник экспедиции и несколько других человек. Инга поначалу долго сидела в лодке, не желая выходить, пока Арнис общался с главой экспедиции на берегу. Потом Инга вышла из лодки и подошедший к ней начальник экспедиции по отечески обнял её, пытаясь при этом говорить какие-то слова утешения. Потом к Инге подходили другие люди из лагеря, трогали за плечи, за руки, пытались что-то говорить, утешать, но Инга воспринимала это несколько отрешённо, кивая с безразличным видом.

Потом в экспедиционном лагере был день поминовения. В связи с таким серьёзным ЧП возвращение из экспедиции было ускорено и Инга вернулась в Латвию раньше положенного срока. Отец Инги, седоволосый мужчина средних лет, встречал дочь у трапа самолёта, приехав на такси в аэропорт. Они вернулись в небольшой съёмный коттедж, где снимали три комнаты, наряду с другими жильцами, которые снимали в этом коттедже остальные. Отец Инги долго беседовал с дочерью, сидя в большой комнате вокруг большого круглого стола, говоря слова утешения, которые Инга, похоже, не слышала и не воспринимала, думая о чём-то своём.

– А теперь послушай меня, Инга, внимательно, предпринял настойчивую попытку обратить внимание на свои слова отец Инги. – Я не хотел тебе этого говорить, но никуда не денешься, не скроешь. Моя мама серьёзно заболела и жить ей осталось всего ничего. Она хотела видеть и меня, и тебя, но я сейчас не хочу подвергать тебя ещё одному испытанию. Я завтра вылетаю в Англию. Чемоданы упакованы. Можешь проводить меня, если хочешь. А сама... Отдохни, пока. Догуливай отпуск, а потом выходи на работу, возвращайся к своей биологии. Время всё лечит. А также работа, дела, люди вокруг. А мне надо уехать в Англию, – моя мама смертельно больна и хочет, чтобы я был рядом. Вот так, – беда не приходит одна, пришла беда – отворяй ворота. Не знаю, сколько она ещё проживёт, но врачи говорят, что не больше, чем пол года. Но тебе придётся побыть одной. Может быть немного позже и ты приедешь навестить её. Я вынужден был продать нашу машину. Остаток денег я положил в шкатулку на чердачном столике. Ты на меня за это не обижаешься?

– Обижаюсь, папа. На этой машине ездил Ник, и нас всех возил.

Но это же была не его машина, а моя.

Всё равно она была дорога мне, как память.

Ты уж прости меня, срочно были нужны деньги. Это всё-таки моя мать. Она много сделала и для меня, и для тебя, и для Ника тоже. Я вылетаю завтра рано утром. Можешь меня проводить, если хочешь.

 

Часть 15

 

Раздался звонок в дверь и Инга пошла открывать. На пороге с цветами стоял Арнис.

Привет, Инга! поздоровался Арнис, протянув цветы.

Здравствуй, Арнис, ответила Инга, небрежно взяв цветы и пройдя с ними в большую комнату.

Ты тут не замерзаешь? – спросил Арнис, войдя вслед за Ингой в комнату и осматриваясь по сторонам.

Нет, уже стало теплее. А почему ты спрашиваешь?

Я думаю, что могу тебя согреть.

Как?

Тем, что буду рядом с тобой. Мы уже давно знакомы и я думаю, что нам пора пожениться.

Я не готова к этому, ответила Инга.

Я думаю, Ник бы это одобрил. Мы были с ним хорошими друзьями. Подумай, Инга. Я ведь люблю тебя.

Ник меня тоже любил. И я его.

Ник уже не с нами, пригнув голову, исподлобья ответил Арнис.

Он всегда как будто со мной, настойчиво повторила Инга.

Но он не может быть с тобою физически, только метафизически, если это вообще хоть как-то возможно, тщательно подобрав слова, отчеканил их Арнис.

Ещё года не прошло, заявила Инга.

А сколько должно пройти? парировал Арнис. Жизнь и так штука недолгая, и, как выяснилось, для некоторых из нас даже слишком короткая, чтобы поспешить жить.

Не наседай, а то навсегда расстанемся. ... Ой, вскрикнула Инга, выдёргивая букет из банки на большом столе. Не туда.

А что? переспросил Арнис. А это та самая вода с болота. А я сперва подумал, что как удачно уже банка с водой для цветов. ... Микроскоп, произнёс Арнис, проводя пальцами по окулярным трубкам оптического прибора на столе рядом с банкой.

Да. Это в память о Нике. Иногда я приношу эту банку, открываю её, беру оттуда каплю и долго смотрю на неё через свой микроскоп. Надеюсь увидеть его, его лицо. Глупо, конечно. Может быть я сумасшедшая? Не знаю, но я не хочу зарывать эту болотную воду в землю.

Нет, ты не сумасшедшая, Инга. Просто ты очень сильно его любила, и я не вправе ждать от тебя скорого решения.

Хорошо, если ты так хочешь, то мы поженимся, Арнис.

Да, Инга, я очень этого хочу, выдохнул Арнис. ... Есть какие-нибудь вести от твоего отца?

Пишет, что бабушка в спецбольнице и что она оттуда уже вряд ли выйдет. Но она держится. Вопреки всем прогнозам врачей, которые ей не больше полугода отмеряли. Что-то помогает некоторым людям и дольше держаться на этом свете.

 

Часть 16

 

Инга встала рано и пошла готовить себе и Арнису завтрак.

Доброе утро, Инга! поздоровался Арнис, выйдя на кухню. Знаешь, о чём я подумал?

Нет. О чём?

Неплохо было бы нам съездить куда-нибудь, в какой-нибудь очередной типа поход. Нам ведь полагается медовый месяц.

Ты и так постоянно в походах тебе по должности положено, а мне они не нужны. Мне и тут хорошо, ответила Инга, разливая чай.

Но мы же походные волки, Инга, мы всегда ими были ты, я и Ник.

О, это только из-за Ника я в это ввязывалась, да и то, когда это совпадало с интересами моей работы. В принципе там были не против моих командировок, да и сейчас не против, только я сейчас всё больше против и от них отказываюсь мне и тут неплохо. Я поначалу чувствовала себя не в своей тарелке из-за этих походов, встреч с иностранцами, чужаками, аборигенами. Но потом ничего вроде как втянулась и нашла что-то в этом... А теперь как бы опять вернулась в первоначальное состояние, когда уже вроде как никуда не хочется.

Ты изменилась, очень быстро, со мною тебя в походы почему-то не тянет, заметил Арнис.

Втроём веселее было. Может быть поэтому. Мы всегда ходили с Ником, да и ты всегда так удачно и вовремя подвязывался в нашу компанию. Ник репортёр-журналист, я биолог, ты проводник-инструктор, зам. главного в тот раз... Инга не договорила, в очередной раз "скатившись в слёзы".

Арнис терпеливо ждал. Раньше он как-то пытался реагировать на слёзы Инги, но они были такими частыми, что ему с какого-то времени это приелось, надоело, и в такие моменты он просто сидел и ждал.

Мы не успели завести детей, поскольку думали, что слишком рано, что слишком молоды, что ещё всё успеем, что ещё всё впереди..., всхлипывая, произнесла Инга.

– Мы заведём, заведём, – кивая, настойчиво повторил Арнис.

– Да, конечно, – печально произнесла Инга, вытирая слёзы.

– Хорошо, – можно не в поход, а куда-нибудь просто поехать отдохнуть, что называется: - развеяться, сменить обстановку, – предложил Арнис. – Скажем в какой-нибудь круиз, хотя круиз влетит в копеечку, особенно какой-нибудь кругосветный.

Отец оставил часть денег за проданную машину, они в шкатулке на чердачном столике. На чердаке. Можешь ими воспользоваться на своё усмотрение.

Хорошо, Инга, ответил Арнис. ... Деньги в шкатулке на чердачном столике? Не лучший способ хранить деньги.

Семейная традиция, ответила Инга. Пусть уж лучше будут на видном месте, чем если ради них всё вверх дном перевернут и всё равно найдут. Там не великие деньги мы не богаты.

Проще верблюду пройти сквозь игольное ушко, чем богатому войти в Царствие Небесное, процитировал слова Иисуса Арнис под одобрительную улыбку переставшей плакать Инги.

 

Часть 17

 

Арнис возвращался домой из очередного похода.  На пороге его ждала пожилая женщина хозяйка коммунального коттеджа миссис Альма.

Мистер Артманис, что за жуткая вонь идёт из вашей квартиры? Просто невозможно дышать. Такое впечатление, что у вас там давно что-то разлагается.

Я не знаю, мэм. А Инги разве нет дома?

Нет, её нет. И что значит вы не знаете?! Вы должны знать, раз вы у меня живёте! Что вы мне голову морочите?!  продолжала приставать миссис Альма. Вы разберитесь с этим, разберитесь немедленно!

Да меня не было несколько дней был в походе, – начал оправдываться Арнис. Он подошёл к двери дома и вставил ключ в замочную скважину. Ничего такого мы не держим, миссис Альма, успокойтесь, пожалуйста. Этот запах наверняка идёт не из нашего отсека!

Из вашего мы уже всех обошли и проверили! продолжала настаивать миссис Альма.

Арнис открыл ключом дверь и вошёл внутрь. Он прошёл по прихожей и вошёл в большую комнату вместе с хозяйкой коттеджа. Он посмотрел на стол. Запах шёл от стоящей на столе стеклянной банки с болотной водой.

Инга забыла закрыть банку крышкой, сказал Арнис.

Да что это за химические опыты Вы тут проводите?! Что вы тут развели?! Это недопустимо! Тут не химический завод там и то так не воняет! продолжала кипятиться миссис Альма. Нашим договором такое поведение не предусмотрено. Поэтому либо вы прекращаете эти химические эксперименты, либо мне придётся избавиться от таких постояльцев. Мне надоело выслушивать жалобы от ваших соседей! Если хотите проводить свои опыты, то поищите себе другое жильё!

Хорошо, хорошо, миссис Альма, сейчас я всё выброшу. Арнис подошёл к столу и взял банку в руки. О чёрт! Она вся растрескалась!

Осторожнее! предупредила хозяйка. Не порежьтесь и не пролейте эту гадость.

Арнис вышел на берег реки и вылил содержимое банки в воду. Держа пустую растрескавшуюся банку в руке за горловину, он какое-то время стоял и наблюдал, как во все стороны по воде расходится большое тёмно-зелёное пятно.

Стой, Арнис! услышал он за спиной голос Инги. Арнис обернулся. Инга подбежала к нему, схватила за лацканы жилетки и с ужасом посмотрела в его лицо.

Ты что сделал?! Как ты мог?! Это же память о Нике!

На её глаза навернулись слёзы.

Успокойся, Инга, ответил Арнис, виновато озираясь по сторонам и пытаясь одной рукой оторвать руки Инги от своей жилетки. Ему с трудом удалось оторвать от себя её руки, после чего он перехватил Ингу своей рукой за плечо.

Не прикасайся ко мне! Ты думаешь, что если стал моим мужем, то тебе всё позволено?! выпалила Инга, сбросив руку Арниса со своего плеча.

Инга, причём тут Ник?! Это всего лишь тухлая болотная вода! Из-за неё кругом вонь и смрад даже стеклянная банка покрылась трещинами!

Это не твоё дело! отрезала Инга и ударила Арниса ладонью по лицу.

Ты истеричка!  закричал Арнис. Помешанная! Скажи спасибо, что я  всё время спасаю  тебя  от  окончательного помутнения рассудка!  Ещё немного, и нас бы вышвырнули из этого дома! По тебе вообще сумасшедший дом плачет! Всё время истерики, слёзы! Тебе пора угомониться! Потому что если ты будешь и дальше так себя вести, то точно в дурдом загремишь!

Арнис швырнул пустую банку в мусорный контейнер, где она с грохотом разлетелась на осколки, и пошёл обратно в дом, оставив Ингу на берегу, наедине со своими слезами. Плачущая Инга долго смотрела на расплывающееся по воде тёмно-зелёное пятно, а потом, когда стемнело, вытерла слёзы и пошла обратно в дом.

 

Часть 18

 

Прости меня, Арнис, сказала Инга. Наверное, ты прав, я действительно тронулась рассудком.

Нет, ну что ты, Инга, я тебя очень хорошо понимаю. Просто нельзя  зацикливаться на чём-то одном. Послезавтра мы с тобой поедем в круиз. Нам нужно сменить обстановку. Хотя бы на время. Вернёмся, и у нас начнётся новая жизнь.

Да, Арнис, ты прав, кивнула Инга.

А когда вернётся твой отец? спросил Арнис.

В конце следующей недели.

Извини за глупый вопрос, Инга, а ваша бабушка из Англии вам разве ничего не завещала?

Нет. Она была очень бедной. Жила в казённой квартире, а последние дни доживала в приюте – из-за болезни сама уже не могла ничего делать.

Твой отец хотел, чтобы и ты приехала?

Когда я написала ему, что мы поженились, он ответил мне, что это не обязательно, и что нам лучше потратить деньги на более радостное путешествие.

Сегодня меня школьные друзья пригласили на вечеринку. Хочешь, пойдём вместе?

Нет, Арнис, спасибо, я никого из твоих школьных друзей не знаю. Только Ника знала. Ты иди один. Только поздно не возвращайся и сильно не напивайся. А то ты любишь. ... Нам ещё нужно собраться в дорогу.

Какие проблемы. Завтра и соберёмся. Нам и собирать-то особенно нечего.

 

Часть 19

 

Это тебе подарок, Рита. В благодарность за всё, поблагодарил свою одноклассницу Арнис и, дотянувшись рукой до своего походного рюкзака возле кровати, достал оттуда и протянул девушке бусы с крупными жемчужинами.

Жемчужное ожерелье?! Какая прелесть! обрадовалась Рита, нанизав на руку подарок Арниса и рассматривая его в свете портативного автономного фонарика, свисающего над кроватью. Но оно ведь стоит денег.

– Ерунда! Отец Инги продал машину, чтобы поехать в Англию хоронить свою мать. Остальное оставил нам. Хорошая была тачка-а, дорогая-я, – зевая, протяжно произнёс Арнис, после чего вновь приложился к бутылке со спиртным, стоящей на тумбочке возле кровати. ... – Часть денег я потратил на билеты, а остальные пока при мне. А сколько я потратил – Инга даже не знает и не спрашивает. Чудная. Видать у неё другие ценности на уме нематериальные. Всё время скулить по поводу Ника.

– А она ничего не узнает? – спросила Рита.

– Не беспокойся – она ни о чём не догадается. Я ей сказал, что пошёл к школьным друзьям на вечеринку. И это, в принципе, так. Ну, немножко выпил и задержался у своего школьного друга. Ты ведь мой школьный друг? ... Правильно. Сейчас мы ещё немного с тобой полежим, и я поеду домой.

– Да, конечно! – воскликнула Рита, обняв Арниса. – Но почему же ты не женился на мне, Арнис? Мы же так любили друг друга ещё в школе.

– Да, но потом ты отбила у кого-то чужого мужа и забыла обо мне. Потом бросила его, а теперь хочешь отбить меня у Инги?

– О, да! – воскликнула Рита и прижалась к Арнису. – Подумай, Арнис. У тебя ничего нет, а у меня свой дом, а не какой-то съёмный угол в коммунальном коттедже. И потом, – мы друг друга давно знаем, а с этой подружкой Николая ты почти не знаком.

Чёрт возьми! Представляешь, Рита. Даже её бабка в Англии не оставила им ни гроша в наследство.  Я то думал, что она там что-нибудь да нажила: - хотя бы дом или какое-то состояньице. Ни черта! – заплетающимся от принятого спиртного голосом добавил Арнис. Ох уж эти мне, готовые войти в Царствие Небесное! И ничего-то у них нет! Ничего-то с них не слупишь!

Я понимаю, что тебе надо было выполнить свой долг перед нашим погибшим школьным товарищем, но Инга уже всё забыла и не будет так сильно переживать, если ты уйдёшь, продолжила настаивать Рита.

Не знаю, Рита, не знаю.

Ты слышишь, Арнис? По-моему кто-то стучит в дверь. У нас вообще-то временно вся электропроводка вышла из строя. Это, видно, из-за грозы, хотя раньше выдерживала. Поэтому стучат. Слышишь стук?

По-моему это просто ливень на улице. Дождь льёт не переставая, отмахнулся Арнис.

Я пойду посмотрю. Знаешь, ходят иногда всякие типы, ищут пустые дома и обворовывают их. Возьми-ка охотничье ружьё на стене. Может пригодиться.

Да брось ты. Ерунда какая, снова отмахнулся Арнис.

Не ерунда тут на днях даже с хозяевами дом обокрали. Ворвались в масках с оружием, связали хозяев, ценные вещи вынесли. Хорошо что хозяев не убили. А налётчиков пока не нашли.

Арнис услышал, как Рита подошла к двери и открыла её. Подойдя к стене с висящим ружьём шатающейся походкой, он снял ружьё и пошёл следом.  Приоткрыв дверь в прихожую, Арнис похолодел, увидев стоящую на пороге Ингу.

Так его здесь нет?! переспросила Инга, взглянув в лицо Арнису. А вот и ружьишко, ну и чудненько. Может пальнёшь в меня?

Ладно вы тут разбирайтесь, а я пошла, сказала Рита и ушла обратно в спальню.

Ну что ты говоришь, Инга? Ну, были на вечеринке, выпили. А уже поздно, вот я и остался у Риты, слегка отойти, прийти в себя... Она всего лишь моя школьная подруга, между нами ничего нет, уверяю тебя.

Может быть я бы тебе и поверила, если бы это было в первый раз! Твой одноклассник Андрис мне всё рассказал. Ты слишком рано научился изменять, а врать, похоже, давно. Ни в какой круиз мы не едем! Билеты можешь выкинуть или ехать с этой шлюхой! Твои вещи я уже вышвырнула за порог. В дом я тебя не пущу. Всё! Убирайся!

Подожди, Инга!

Арнис попытался схватить Ингу за руку, но она легко вывернулась от его захвата, сбежала с крыльца, добежала по тропинке до припаркованного автомобиля, передние фары которого освещали дверь дома, открыла дверцу автомобиля и села в салон. Машина тронулась, сделала разворот и, набрав скорость, быстро поехала по дороге в обратную сторону.

Ну Андрис! Ну сволочь! выругался Арнис, стоя на крыльце с ружьём.

Вернись в дом, Арнис! посоветовала Рита из спальни. Ты простудишься под дождём.

Как он мог?! А ещё друг, называется!

Он просто влюбился в твою Ингу, поэтому и рассказал ей всё.

Откуда ты знаешь?! Они же ни разу не виделись! прокричал Арнис.

Ты показывал ему фотографии. Этого для Андриса достаточно. Он ещё в школе влюблялся в каждую фотку в журнале. Мечтал всех разыскать и на всех жениться. Забыл об этой его слабости что ли? А с годами все слабости становятся сильнее.

Не знаю. Чёрт! Ладно! Пока поеду и заберу вещи. Она их и вправду могла выкинуть за порог, произнёс Арнис, спешно одеваясь в прихожей.

Да отойдёт она, не беспокойся, хладнокровно объявила Рита.

Она не слишком-то отходчивая. Есть у неё такая слабость.

А может быть это хорошая идея поехать вместе с тобой в круиз? Билеты у тебя на руках? Завтра же и поедем. А потом ты разведёшься с Ингой, и мы поженимся. Будем считать, что ты выполнил свой долг перед ней и Николаем, и больше ничего им не должен. Мы же любим друг друга, не так ли, Арнис?

  Я пока поеду к Инге и заберу вещи, сухо ответил Арнис.

 

Часть 20

 

Не надо плакать, Инга. Ты что не знала, что это бабник, коллекционер женских юбок, которому нужны только острые ощущения? Я-то его хорошо знаю ещё со школы, заговорил с заплаканной Ингой Андрис, ведя автомобиль.

Нет не знала, заплаканным голосом ответила Инга. Спасибо тебе, Андрис, за горькую правду.

Не стоит благодарить. Мне надо было предупредить тебя ещё раньше. Хотя раньше я не был с тобой знаком, но когда я увидел твои фотографии, я... Ну, ты мне очень понравилась, и я решил, что ты не должна страдать. Что ты теперь намерена делать? Ты порвёшь с ним?

Да! Хотя это для меня и нелегко.

Инга, я постараюсь облегчить твоё состояние, твои страдания. Ты мне очень понравилась и я хочу, чтобы мы подружились. Я старый холостяк, никогда у меня никого не было и я бы очень хотел...

Хорошо, Андрис, но не сейчас, не сейчас, перебила его Инга. Сейчас это уже слишком. Мне надо отойти от всего этого. Ты отвезёшь меня домой?

Уже везу! ... Посмотри, что это такое?! Кругом вода. Чёрти что! Прямо наводнение какое-то, да ещё и ты тут сырость разводишь. Ну успокойся. Не плачь. Мне и так трудно вести машину. Всё заливает. А какой ветер! Дьявол! Нас сейчас опрокинет! Держись!

Машина Андриса встала на два боковых колеса, немного проехала дальше по дороге и опрокинулась, перевернувшись, на обочину, полетев с откоса прямо в разлившуюся по округе воду.

 

Часть 21

 

Арнис сошёл с электрички и, закрываясь зонтом от проливного дождя и порывов ветра, пошёл к автобусной остановке. Он встал на остановке и к нему тут же подошёл высокий долговязый полицейский, закутанный в плащ-дождевик с головы до пят. Полицейский взял под козырёк и обратился к Арнису.

Сэр! Все автобусные маршруты в округе отменены из-за начавшегося наводнения. Наша река вышла из берегов. Казалось бы не такая большая, но столько проблем от неё. У нас были наводнения, но такого масштабного, как сейчас, я что-то не припомню. И тут ещё до кучи какой-то вихрь прошёл столько домов разрушил, машины попереворачивал. Мы эвакуировали жителей  в ближайший отель, кого нашли, кого смогли. Советую и вам проследовать туда же и переждать это в ваших интересах, это ради вашей же безопасности. Всё закончится и вы сможете вернуться. А пока ещё сохраняется ураганная опасность. Сильные порывы ветра всё ещё повторяются.

Да мне недалеко тут по тропинке краем леса. Я пойду посмотрю. Может, наш дом не затопило. 

Сэр! Там затопления сильные. Если с вами что-то случится мы уже вряд ли будем в состоянии вам помочь. Мы уже всех кого могли эвакуировали своими силами, с добровольцами, и операция временно приостановлена из-за сильных ветров и воды, которая всё залила! Мы ждём спецтехнику из города, поскольку у нас её с гулькин нос было, да и ту попереломало и попереворачивало! закричал полицейский вдогонку.

Ладно, понял! отмахнулся Арнис и быстро, насколько позволял дождь и ветер, пошёл по тропинке через лес к коттеджному дому Инги.

"Ну стервец этот Андрис! А ещё друг называется! Надо ж меня так подставить!", думал он, хлюпая по лесной дороге почти по щиколотку в воде. И вдруг. Как будто что-то знакомое показалось Арнису в окружающем его полузатопленном лесу. Но что? Деревья. Болото. Топь. Всё как тогда, всё как в том самом месте, где погиб Николай. Но нет. Арнис потряс головой и ускорил шаг.

 "Чёрт, откуда кругом столько воды?" думал Арнис, пытаясь выбирать места, где её поменьше. "Наводнения у нас бывали и раньше, но до такого не доходило!"

Арнис вышел на дорогу, ведущую к поселению, и пошёл вперёд. Дорога находилась на насыпи и, будучи на небольшой возвышенности, ещё не была затоплена водой. Глазам его предстала невероятная картина. Все дома в округе были почти полностью затоплены. Многие были полуразрушены, а некоторые разрушены очень сильно. Он увидел, что старый коммунальный коттедж, в котором жила Инга, сильно разрушен и почти полностью ушёл под воду, а его крыша была отнесена куда-то в сторону и торчала из воды перевёрнутой вверх тормашками. Повсюду в воде плавали какие-то вещи, но подойти к дому ближе уже не представлялось возможным.

"Чёрт, ну стерва, Инга!" думал Арнис. "Она, небось, выбросила мои вещи, и они сейчас плавают в воде. А впрочем, если бы они были в доме, это было бы не намного лучше. Как его раскромсало-то! Но где она сейчас? Ладно, в конце концов у меня её деньги, на том и сочтёмся. Теперь я поеду обратно к Рите и мы отправимся с ней в круиз".

В это время неожиданно налетевший мощный порыв мокрого ветра вырвал из рук Арниса зонт и, сбив с ног, оттащил с дороги на обочину прямо в воду.

Чёрт возьми! выругался Арнис. Надо выбираться отсюда.

Он с трудом вскарабкался обратно на насыпь и побежал по ней подальше от вышедшей из берегов реки. Он увидел, что через дорогу уже начали перетекать воды, преодолевая насыпь сперва местами, потом большим широким потоком и скоро вся дорога была покрыта слоем воды, и Арнис бежал, с трудом преодолевая её сопротивление. В это время небо совсем почернело и его начали рассекать огромные зловещие молнии.

"Чёрт, куда дальше?! Не хватает ещё потеряться и утонуть", подумал Арнис, закрываясь руками от налетающих порывов мокрого дождевого ветра и в ту же секунду очередной налетевший мощный порыв снёс его с шоссе на обочину, и он опять провалился в воду. Он стал барахтаться в ней, пытаясь выбраться, но образовавшийся ил связывал ноги, не давая пошевелиться.

Помогите! изо всех сил закричал Арнис, почувствовав, как его начинает засасывать вглубь.

В это время в разрядах молний его осветили мощные фары остановившейся автомашины.

Давай руку! услышал он над собой чей-то голос. 

Что-то меня тянет вниз! закричал Арнис.

Руку!

Чья-то рука схватила Арниса за руку и помогла выбраться из воды. Крепкий, коренастый, но уже достаточно пожилой незнакомец втащил его на заднее сиденье своего джипа и повёл машину дальше, с трудом преодолевая ветер и захлёстывающую воду.

Хорошо, что я оказался рядом, заговорил водитель. Какая-то напасть приключилась. Я давно такого не припомню. Только бы нашу машину не залило или не опрокинуло, как вон те, торчащие из воды. Тогда совсем худо будет. Тебя как звать-то?

Арнис.

А меня Мартин. ... Раньше я, конечно, ни за что бы не взял попутчика, но сейчас другое дело.

Спасибо огромное, поблагодарил насквозь промокший Арнис. Я уже начал терять силы, думал всё!

Ты не знаешь ещё кого-нибудь застало врасплох? А то у меня радио заглохло.

Не знаю. Я был в гостях. Шёл домой по лесу пешком. Потом, когда налетел ветер и потекла вода, пришлось спасаться самому. ... А куда мы едем?

Я через ваш посёлок проездом в город ехал, как обычно. Но ваша река, похоже, сильно вышла из берегов из-за ливня и возможно ещё из-за растаявшего снега, вот всю округу и затопило. И ведь никто ни о чём не предупреждал ни по радио, ни по телевидению. У вас и раньше бывали наводнения, но не такие же! Я молюсь только, чтобы не было жертв. ... Ну, как ты отошёл чуток?

Да, спасибо, ответил Арнис и посмотрел в боковое стекло. Вдруг он заметил барахтающегося в воде человека. На мгновение Арнис подумал, что опять, что снова что-то повторяется, ещё раз то, что он уже видел раньше, но повторяется всё драматичнее и драматичнее, ближе к той самой драме, которой он был свидетелем, в которой он был участником. Он снова где-то уже видел это, те же судорожные движения, те же отчаянные попытки спастись и даже выражение лица. Но где? ... "Николай!" мелькнуло у Арниса. "Он тонул точно так же и этот человек так на него похож". Ещё одно какое-то странное "дежа вю" преследует его.

Арнис смотрел на тонущего человека, не решаясь произнести ни слова.

Там кто-то тонет! услышал Арнис голос водителя, заметившего тонущего человека. Вон там, справа от тебя видишь?! Его, похоже, чем-то придавило!

Арнис молча кивнул.

Он не далеко, поможешь?!

У меня нет сил, устало произнёс Арнис.

Я попытаюсь! произнёс водитель и, подъехав как можно ближе к месту происшествия, осветил тонущего человека фарами и вылез из джипа. 

Через некоторое время он открыл заднюю дверь машины и положил окровавленного и еле живого человека на заднее сиденье с противоположной от Арниса стороны.

Чёрт, вода ледяная! Меня самого чуть судорога не скрутила, произнёс водитель. А этот парень ещё и израненный весь. Он вроде в форме, похоже полицейский. Ему в больницу надо.

С-спасибо, д-друзья, дрожащим голосом поблагодарил израненный среднего роста молодой человек в изорванной полицейской форме и полулёжа, скорчившись и полуопустившись на коврик в полу машины, уткнулся в заднее сиденье. Арнис сидел у противоположной двери и брезгливо рассматривал истекающего кровью полицейского.

Тем временем машина выехала на незатопленное место и поехала по скоростному шоссе. Но ехала он недолго, остановившись перед разрушенной дорогой, большую часть которой сильно залило водой. Водитель приоткрыл дверцу, взглянул вперёд и дал задний ход.

Почему назад едешь? раздражённо спросил Арнис.

Дальше не проехать дорога сильно разрушена и затоплена. До города не добраться. ... Тут рядом трёхэтажный отель моего друга Станислава. Там переждём. Другого выхода нет. Там дежурный врач должен быть. Парню нужна помощь. Сегодня с нас хватит приключений, объявил водитель, съезжая с большой дороги на затопленную развилку и добираясь по ней по колёса в воде до трёхэтажного кирпичного здания гостиницы.

 

Часть 22

 

Из гостиницы, открыв дверь, выбежал высокий уже не молодой хозяин отеля и ещё более высокий среднего возраста полицейский.

Почти по колено в воде они добрались до машины, из которой уже вышел водитель и, открыв заднюю дверь, взвалил себе на спину израненного полицейского. Высокий полицейский и хозяин гостиницы перехватили пострадавшего у водителя и помогли донести до гостиницы.

Там ещё один, но он вроде получше! закричал водитель вслед.

Мне не нужна помощь. Сам дойду, открыв заднюю дверь, пробормотал Арнис, вылезая из машины и по колено в воде направляясь вслед за остальными в отель.

Так, молодые люди, у нас ЧП, заговорил с двумя молодыми мужчинами-постояльцами хозяин гостиницы, постучавшись и войдя в одну из дверей первого этажа и приглашая внутрь водителя и полицейского, несущих раненного пострадавшего. Раненые прибывают и их лучше на первом этаже размещать, чтобы лишний раз не трясти, поэтому просьба переместиться на верхние этажи. Там есть свободные номера пойдёмте я вас размещу.

Согласившиеся молодые люди послушно собрали свои вещи и покинули комнату вместе с хозяином гостиницы.

 

Часть 23

 

Валдис, крепыш! Ну наконец-то ты нашёлся! обратился высокий полицейский к своему лежащему на кровати израненному коллеге, которого в это время осматривал и перевязывал дежурящий в отеле врач.

Ты ж когда ушёл со своей смены мы сначала к тебе домой заявились, поскольку наводнение сильное началось, забрали твоих родителей сюда...

Они здесь? слегка привстав с кровати, обрадовался полицейский.

Да лежи, лежи, здесь, здесь. Всё нормально с ними. ... Но пока им тебя лучше не видеть в таком состоянии. Хотя с другой стороны надо их обрадовать, что ты нашёлся, а то они перепсиховали все. Как всё в этой жизни противоречиво.

Остряк, заметил лежащий на кровати полицейский.

Тут все звонить пытаются, но связь как назло отрубилась у всех, любая, вся, полностью. Нас как отрезали. Ну это с наводнением началось мы тебе пытались звонить, когда не нашли, но уже ничего не работало...

Ничего страшного с ним, прервал диалог полицейских закончивший свои процедуры дежурный врач, синяки, шишки, ссадины, порезы. Лёгкое сотрясение мозга от удара по голове, поэтому лучше пока лежать, обратился врач к высокому полицейскому и вернувшемуся в комнату хозяину гостиницы. Никакого особого ухода не требуется, но я иногда буду заходить. Надо второго посмотреть, произнёс врач.

Да он в порядке. Просто из сил выбился, в воде барахтался, объяснил хозяин гостиницы.

И всё же, всё же. На всякий случай надо взглянуть, настойчиво повторил врач и вместе с хозяином гостиницы они покинули комнату, оставив полицейских наедине.

Ну что позови родителей, произнёс лежащий на кровати полицейский.

Успеем. А ты где был-то? Откуда тебя забрали?

Я после смены в библиотеку пошёл, к девушке, по которой сохну и скоро совсем засохну.

Ничего, ничего наводнение не даст тебе засохнуть, снова пошутил долговязый полицейский.

Ага, смешно, хотя мне не до смеху. Она меня, похоже, на дух не переносит.

Это Римма что ли?

Ага, она.

Да ты бы помоложе себе нашёл тебе сорок, ей двадцать. Она вроде ещё студентка. Может она тебя боится, а может у неё есть кто, хотя это ещё вроде как ничего не значит, если она не замужем. Хотя сейчас такие нравы...

Она вроде не замужем я у её начальства узнавал, подтвердил Валдис.

Тогда дерзай. Авось вдруг...

Так я и дерзал в очередной раз. Но теперь вроде как героем захотел ей показаться, рассказать, как эвакуировал людей, как её хочу тоже эвакуировать, потому что наводнение дальше пошло. А пришлось эвакуироваться самому, поскольку в библиотеке никого не оказалось, а тут такой мощный порыв ветра как обрушит стены. Я успел на улицу выскочить и тут на меня столб с проводами и проволокой... Хорошо, что вроде обесточили всё.

Да мы всех ещё раньше оттуда эвакуировали на транспорте, поскольку начальство пришло к выводу, что локальными затоплениями не обойдётся и полная задница будет с этим наводнением, поэтому всех полицейских, военных, пожарных надо срочно мобилизовать и мы мобилизовали, кого смогли, и начали полную эвакуацию. Вот её подруга-сменщица Ирма здесь, а у Риммы завтра смена. Она же приезжает сюда из города на электричке. ... Видела бы она тебя сейчас, героя, штаны... Вернее все штаны в дырах! ... Прониклась бы симпатиями.

Так ведь я ж её не спас, а сам спасался. Значит ранения не боевые, не заслуженные...

А что любят только за героизм, за то, что спасают?

Ты знаешь я уже как то начал подумывать, что чтобы заслужить любовь нужно совершить подвиг.

Ну ты подожди ещё. Ты же не Квазимодо какой-нибудь, который рылом не вышел, поэтому вынужден был подвиги совершать. Но даже это ему не помогло. Он совершил подвиг, а красавица всё равно другого предпочла не героя, но красавчика.

Не знаю как насчёт Квазимодо, но я точно не красавчик, грустно вздохнул Валдис.

Самокритичный какой... Да брось ты на себя наговаривать. Так уж драматизировать. Женщины любят ушами навешай ей лапши на уши вот она тебя и полюбит.

А Квазимодо?

Знаешь, задумчиво произнёс долговязый коллега-полицейский. Ну вот спасёшь ты девушку, быстро сделаешь ей предложение, ей неудобно будет тебе отказать и в благодарность за спасение она согласится. А потом, придя в себя, будет тебя упрекать, что согласилась в несознанке только из благодарности за спасение, и что лучше бы не соглашалась, поскольку тебя не любит, и что ты ей всю жизнь угробил так, что лучше бы тогда не спасал.

Да, ты прав. Как всё в этой жизни противоречиво.

Полицейские рассмеялись.

 

Часть 24

 

Раненый полицейский Валдис немного вздремнул, но быстро проснулся, почувствовав, как его свесившаяся с кровати кисть коснулась холодной воды на полу. Он привстал с кровати и, немного свесившись с неё, начал водить рукой по воде. Его пальцы выудили из воды какой-то мелкий предмет и Валдис, сидя на кровати, начал пристально разглядывать его. В это время дверь в комнату открылась и в помещение вошёл его долговязый коллега-полицейский, сопровождаемый престарелыми родителями Валдиса.

Перемещаемся наверх! выдал короткую команду долговязый полицейский, оставив пожилым родителям Валдиса возможность прокомментировать ситуацию более подробно.

Да, сынок, видишь кругом вода. Первый этаж затопило, поэтому лучше перейти наверх, объяснила всё пожилая мать Валдиса.

Тебе помочь? спросил Валдиса его долговязый коллега.

Да нет я уже в порядке. Могу всё сам, ходить, бегать, палить из пушки, арестовывать, бодро отрапортовал Валдис.

Уж не нас ли ты собрался арестовывать? пошутил пожилой отец Валдиса.

Это смотря как себя вести будете, родичи. Если поднимите руку на своего ребёнка с ремнём арестую за жестокое и бесчеловечное отношение к собственным детям.

Да надо бы тебе всыпать, но это потом, когда эти раны заживут, парировал отец Валдиса под всеобщий смех.

Родичи мне надо поговорить с коллегой наедине, снова заговорил Валдис.

А что какие секреты от родителей? забеспокоилась мать Валдиса.

Я потом вам всё расскажу, а пока... Так надо...

Хорошо мы ждём тебя наверху, согласились пожилые родители Валдиса и покинули комнату, прохлюпав по воде и закрыв за собою дверь.

 

Часть 25

 

Смотри, что я выловил в воде на полу, произнёс Валдис, протягивая своему коллеге-полицейскому мелкий предмет. Это, похоже, часть деревянного украшения.

Да, какая-то деревянная бусинка, согласился долговязый полицейский, сидя на кровати Валдиса и пристально рассматривая маленькую вещицу. И что?

А то. Вооружённое ограбление дома Альдонисов помнишь? После него Альдонисы указали, что грабители похитили шкатулку с драгоценностями и в числе похищенных предметов они упомянули, что в шкатулке, помимо украшений из серебра и золота, лежали старинные украшения из дерева.

Ну на основании одной этой мелкой бусины едва ли можно делать такие далеко идущие выводы... Но, ладно надо проверить предыдущих постояльцев этой комнаты, тем более что пока они здесь и никуда не денутся без сильного ущерба для здоровья, вплоть до летального.

Они могли здесь рассматривать награбленное, а потом возьми да и оброни мелкий вещдок. И не заметили этого, снова предположил полицейский Валдис.

Да ты погоди пока ещё, тут могло до них куча народу поперебывать, да ещё не факт, что эта бусинка из похищенных драгоценностей.

А что у них в сумках и рюкзаках, которые они забирали отсюда? Больно подозрительными они мне сейчас кажутся. Какие-то у них лица были напряжённые, суетливые, нервные... Гастролёры, похоже.

Ну да теперь кажутся. Раньше не казались. Раньше тебе не слишком-то до этого было. А как пришёл в себя ищешь поводы для бурной деятельности.

– Надо их задержать и обыскать, предложил Валдис.

Даже если ты прав в любом случае не здесь и не сейчас, предостерёг Валдиса его долговязый коллега.

Ты боишься отсутствия подкрепления? Что подкрепления нам ждать неоткуда? А мы сами на что? Не надо сваливать свою работу на других заставлять других рисковать своими жизнями, объяснил Валдис.

Ничего я не боюсь! Дело не в этом, дурья твоя башка, огрызнулся долговязый коллега Валдиса. В гостинице полно народу, а преступники могут быть вооружены. Если завяжется перестрелка, то мирные люди могут пострадать. А если они ещё, вдобавок, заложников возьмут? Думать надо, а не просто так тупо геройствовать! отчитал Валдиса его коллега.

 

Часть 26

 

Никакую подмогу пока вызвать не можем –  связь почему-то не работает никакая, посетовал хозяин гостиницы своему другу Мартину, водителю джипа. Кто они тебе, Мартин?

Да никто. Я вытащил их из воды по дороге сюда. Они оба чуть не утонули.

Молодец! Тут чёрти что творится. У меня в отеле куча народу, у всех дома затопило, вновь пожаловался хозяин гостиницы.

И всё это так неожиданно! произнёс Мартин.

Станислав, вы, ради Бога, не волнуйтесь, наши власти покроют вам все издержки, связанные с наводнением, вступил в разговор подошедший к ним долговязый полицейский.

Да нет никаких издержек, Яков, не беспокойся, ответил полицейскому хозяин гостиницы. Пока беженцы разместятся в холлах и коридорах, а постояльцы будут жить в номерах. Мне придётся возвращать постояльцам деньги только в случае, если им придётся потесниться. Но я думаю, что ничего серьёзного не произойдёт и ситуация скоро улучшится и прояснится. Не может же это долго продолжаться!

Папа, я вытащил все запасные матрасы и одеяла в холлы, сообщил подошедший к хозяину отеля подросток.

Это твой сын Янис? спросил водитель джипа Мартин.

Да, это Янис, с нескрываемой гордостью ответил хозяин гостиницы.

Как вырос. Я помню, как вёз всю вашу семью вместе с ним, только что родившимся, из роддома.

Теперь он уже учится вести наше семейное дело. Я тоже унаследовал его от отца. Мой покойный отец во всём ценил основательность и за строительство этого отеля выложил в несколько раз больше, чем мог бы, но зато каков результат: пока другие занимаются бесчисленными ремонтами я принимаю постояльцев.

 

Часть 27

 

Я хотел узнать, куда вы поселили тех двух молодых парней-постояльцев, которых вы переселили из номера на первом этаже, в который вы меня после них вселили? задал вопрос хозяину гостиницы Станиславу полицейский Валдис, отловив его идущего по коридору на втором этаже.

Да вот тут они, спокойно сориентировался хозяин гостиницы и, подойдя к ближайшей двери, несколько раз постучал в неё кулаком.

Подождите, запоздало полушёпотом отреагировал полицейский Валдис, доставая пистолет.

Зачем оружие? удивлённо опешил хозяин гостиницы.

Есть подозрения. Отойдите от двери, а лучше вообще уйдите, посоветовал полицейский Валдис.

Да вон они из туалета выходят, указал пальцем вдоль коридора хозяин гостиницы.

Валдис развернулся, стоя с оружием в руках, и поймал взглядом молодых людей, стоявших в противоположном конце коридора. Молодые люди также заметили полицейского Валдиса с оружием в руках, некоторое время смотрели на него, но после повисшей паузы выхватили из-за пазух пистолеты и открыли огонь по полицейскому. Валдис сперва пригнулся, потом опустился на одно колено и начал палить в ответ по преступникам. Один из молодых людей был сражён наповал и упал в проход коридора. Второй, произведя несколько выстрелов, бросился наутёк в проём лестничной клетки. Из комнаты на втором этаже, между Валдисом и поверженным преступником, выскочил долговязый полицейский Яков, держа свой пистолет на изготовке, и приблизился к Валдису.

Что случилось?! закричал Яков.

Меня обстреляли эти двое! Осторожней! закричал Валдис и, подбежав к приготовившемуся стрелять ещё живому раненному преступнику, добил его несколькими выстрелами в упор. Второй убежал по лестнице! крикнул Валдис, указав в сторону дверного проёма.

Давай ты с той стороны я с этой! Пока прочешем первый этаж! скомандовал долговязый полицейский Яков и коллеги полицейские начали преследование второго стрелявшего по противоположным лестницам отеля.

 

Часть 28

 

Бандит сбежал на первый полузатопленный этаж и оказался почти по пояс в воде. Он попытался продвинуться дальше к входной двери, сбежал с лестницы, но оказался в предбаннике в воде уже по грудь, клацая зубами от холода в проёме двери. В это время с обоих сторон к проёму предбанника подошли полицейские и, пригнувшись, направили на молодого бандита пистолеты.

Бросай оружие! Руки вверх! – скомандовал долговязый полицейский Яков и бандит, после небольшой паузы, полуобернувшись, отбросил свой пистолет от себя в воду.

Куда ты денешься с подводной лодки, ублюдок! выругался Яков, осторожно преодолевая холодную воду и подходя к преступнику, в то время как его напарник Валдис держал наготове свой пистолет, держа бандита под прицелом. Руки за спину! скомандовал Яков преступнику и когда тот послушно повиновался, нащупал в воде его руки и защёлкнул на них наручники.

...

– Меня, похоже, зацепило, пожаловался Валдис своему долговязому напарнику Якову, рассматривая свою окровавленную руку, в то время как они поднимались по лестнице наверх, ведя впереди себя задержанного.

Давай опять к врачу, посоветовал Яков. Я этого привяжу куда-нибудь, где понадёжнее, и сразу к тебе.

 

Часть 29

 

Молодая полненькая девушка Ирма уже почти закончила перевязку Валдиса, под наблюдением его родителей, сидящих на другой кровати. В это время в комнату вошёл крайне раздражённый коллега Валдиса Яков.

Я же тебя предупреждал – не лезь не к месту и не вовремя! отчитал своего коллегу Яков.

Ну всё я закончила, прервала начавшийся разговор Ирма. Его легко ранило под мышкой навылет. Я потом ещё зайду, как-нибудь, там более тяжёлый случай. Врач сказал, что как только закончу с ним, чтобы помогала ему.

А ты что умеешь? поинтересовался Яков.

Я в медицинском учусь, ответила Ирма.

А твоя коллега по библиотеке, Римма?

Она на инженера. В этом году заканчивает институт. Она, конечно, не останется в библиотеке, как и я, когда закончу учёбу. Это так временная работа, договорила Ирма и спешно покинула комнату.

А ты знаешь что это за более тяжёлый случай? Куда спешит Ирма? поинтересовался у лежащего на кровати перебинтованного Валдиса его коллега Яков.

Нет, сухо ответил Валдис.

Пулю словил один из постояльцев и по счастливому... Пардон несчастному стечению обстоятельств тот самый Марк Альдонис, который стоял позади тебя у окна и дом которого обокрали. Я тут всё выяснял, пока тебя бинтовали. ... Они и так с женой переживали из-за ограбления, а теперь вот могут уже из-за ограбления не переживать, но тут другая напасть... Пуля. И прямо в грудь, рядом с сердцем. Он теперь в любой момент концы отдать может, если его срочно не прооперировать. А в этой гостинице его не прооперируешь надо в больницу везти. А как? Больница, где это могут сделать, в городе, а до города пока не добраться. ... И лучше бы ты эту пулю словил своей тупой башкой ты это больше заслужил! закончил свою тираду Яков.

– Ну, не надо так, Яков, вступилась за своего сына сидящая на соседней кровати мать полицейского Валдиса.

Да, он же как лучше хотел, добавил отец Валдиса.

А получилось как всегда, а могло и хуже получиться. Они могли тут многих перестрелять. Да и тебя как следует. А что может быть хуже смерти? Только смерть на глазах родителей.

– Я захотел героем стать. После того, как влюбился в Римму у меня вся химия в организме изменилась, я теперь на всё готов пойти, – начал свои объяснения Валдис. – Ну знаешь – у одних и так с химией не всё в порядке, например адреналина не хватает, вот они и пускаются на риск, во все тяжкие. А у меня вроде как с адреналином в порядке было, но сейчас, но теперь... Я раньше осторожнее был, хотя не скрою, в полицию пошёл, чтобы впечатления на девушек производить. Но так пока ни на какую не произвёл. А родители поначалу сильно против были, но потом вроде как смирились, поскольку решили, что у нас тут всё тихо, спокойно. Риск минимальный.

В тихом омуте черти водятся, прокомментировал речь коллеги полицейский Яков. Был такой фильм: - "Я боюсь", где полисмен тоже от риска бегал, пока к самому большому риску не прибежал. ... Химия у тебя поменялась... Лучше бы у тебя другой предмет поменялся латышский язык. Лучше бы он у тебя вообще забылся и отсох, чтобы тебя никто не понимал, чтобы ты больше бед не натворил.

Ну, Яков, вновь упрекнула долговязого полицейского мать Валдиса.

Да нас чуть поодиночке не перебили! А всё потому, что кое-кто не пожелал посвящать меня в свои планы, слегка пригнувшись, обратился Яков к матери Валдиса.

Ты бы отказался меня поддержать, возразил Валдис.

И правильно сделал бы, парировал Яков, развернувшись лицом к Валдису и нагнувшись уже к нему. И я уже тебе объяснял почему. Ты не послушал. И получилось так, как я предупреждал. ... И ты, кажется, не усвоил, что полицейские должны работать, как минимум, в паре. Лучше в паре идти на десяток, чем поодиночке на одного!

– Ну он больше так не будет, – заступился за сына отец Валдиса.

Тьфу, детский... Пардон взрослый сад, какой-то. ... Чисто родительский, произнёс Яков, распрямившись. Да и вообще что-то тут много Киселюсов развелось работать мешают, посетовал Яков и, окинув прощальным взором Валдиса и его родителей, покинул комнату.

 

Часть 30

 

Инга?! Инга стояла в холле второго этажа гостиницы, пытаясь вместе с горсткой людей услышать хоть что-то с радиоприёмника, который настраивал один из постояльцев каким то ветром занесённый сюда пожилой японец.

– Инга! вновь произнёс Арнис, подойдя совсем близко к своей жене. Инга обернулась.

– Рад тебя здесь встретить! – произнёс вплотную подошедший к ней Арнис.

– А я – нет. Но ничего не поделаешь – стихийное бедствие.

– У тебя рука забинтована. Ты ранена? – спросил Арнис, заметив белую повязку на руке Инги.

Несчастный случай на производстве и в быту. Поскользнулась на куске мыла, попыталась отшутиться Инга.

Нет, правда, что случилось? продолжил настаивать Арнис.

А что ты так беспокоишься? Тебе уже можно ни о чём не беспокоится, даже о своём друге Андрисе, которого... который, похоже, погиб, потому что его так и не удалось вытащить из искорёженной затопленной машины, которая опрокинулась...

– Какой он мне друг?! Предатель!

– А! Ну, извини. Меня саму еле... А, впрочем, ладно..., отмахнулась Инга, сдерживая себя от очередных слёз.

– Ты меня тоже извини. ... Слушай, Инга, – тут есть свободные номера. Я сниму номер, и мы обо всём забудем!

– А ты забрал деньги из моей шкатулки на чердаке? Сейчас бы они мне не помешали. Я совершенно без денег.

– A?! – Арнис задумался. – Нет – твои – нет! Я не успел. Дом оказался затоплен и сильно разрушен. Я тоже, знаешь, – чуть не погиб. ... Ну так что – пойдёшь в номер? Мы ведь с тобой всё ещё по-прежнему муж и жена. У меня есть с собой деньги.

– Нет, Арнис, нет. Всё решено, с тобой всё ясно, – ответила Инга, разведя, насколько возможно, руки.

– Я сниму номер! Надумаешь – приходи, – я буду ждать! – произнёс Арнис, направляясь к хозяину гостиницы, но Инга лишь отрицающе замотала головой.

 

Часть 31

 

Ну и упрямая же дура, эта Инга,  могли бы уже вместе валяться! думал Арнис, ворочаясь в постели. Ничего, может ещё передумает! Попробую её уломать!

Арнис свесил руку с постели, но тут же одёрнул её, почувствовав холод воды. Он попытался приподняться, как внезапно чья-то сильная рука втолкнула его обратно в кровать.

Отдохни перед смертью там, в аду, у тебя не будет такой возможности! Там у тебя не будет передышки! произнёс над ним чей-то голос и чей-то сильный кулак нанёс удар рядом с головой Арниса прямо в подушку.

Кто здесь?! испуганно спросил Арнис, пытаясь разглядеть в полумраке комнаты силуэт какого-то человека. О, чёрт! Ник?! Это ты?! Но ты же утонул! Тебя нет! Ты умер!

Не без твоей помощи, ответил голос склонившегося над Арнисом человека. Но тебе тоже не долго осталось, и я пришёл показать тебе дорогу в ад.

Я пытался тебя спасти! воскликнул Арнис.

Мне можешь не врать я уже умею читать мысли, произнёс Николай и схватил Арниса за горло. Ты готов?!

У Арниса потемнело в глазах. Пусти! закричал он, пытаясь освободиться от захвата, и в ту же секунду оказался сброшенным с кровати в холодную воду. Теперь ты в моей власти! произнёс голос.

Арнис открыл глаза и поднялся с залитого водой пола на ноги. Уже начало светать. Опять эта вода! воскликнул он, глядя на свои ступни, покрытые слоем тёмно-зелёной жижи. И этот сон! Чёрт! Такой реалистичный! Арнис потрогал свою шею. Болит. Наверное, простудил.

Неожиданно раздался стук в дверь. Арнис вздрогнул.

Открывайте! Вода поднимается! Все на выход и наверх по лестнице на третий этаж! услышал он распоряжение хозяина отеля.

Арнис подошёл к окну и похолодел. Всё пространство вокруг гостиницы, на сколько мог видеть глаз, было затоплено тёмно-зелёной водой, уровень которой был уже почти на уровне подоконника второго этажа трёхэтажного отеля, скрыв всё, что было ниже. Арнис отпер дверь и, выйдя в коридор, сразу натолкнулся на хозяина гостиницы. 

Не волнуйтесь! фундамент отеля достаточно прочный. Должен выдержать! успокаивал он обеспокоенных людей. Поднимайтесь на третий этаж!

Но, неужели нельзя связаться со спасателями, чтобы нам прислали катера или вертолёты, и всех вывезли?! громко спросил Арнис.

Именно это мы и пытаемся сделать... Все пытаются сделать, но безуспешно, ответил хозяин гостиницы. Дело в том, что связь не работает. Никакая. Нигде и ни у кого. Но я полагаю, что о нас помнят и, когда будет возможность, придут к нам на помощь. Возможно мы ещё не в самой худшей ситуации. ... А вам, сэр, я обязан вернуть деньги за этот номер, протянул он Арнису пачку банкнот. И извиниться за неудобства, потому что свободных номеров больше не будет. Во всяком случае для вас и до окончания наводнения. Есть люди в худшем состоянии: пожилые, больные, раненые, они будут находится в номерах. Остальные в холле, в коридоре. Можно выходить через пандус на крышу там кое-где навесы, тенты, от дождя и ветра. Там у нас ресторан с видом... Всегда был.

 

Часть 32

 

Мистер Станислав, обратилась пожилая женщина к хозяину гостиницы. Мой муж умирает. Врач говорит...

Да знаю, кивнул хозяин отеля.

Если его..., попыталась продолжить женщина.

Всё знаю. Делаю что могу, но что мы можем...

У вас есть лодка на крыше мне люди рассказали, с некоторым укором заявила женщина, глядя прямо в глаза хозяину отеля.

Да это старое дырявое корыто, прости Господи! воскликнул хозяин отеля. Она у нас на крыше Ноев Ковчег изображала и разные другие корабли по всевозможным праздникам для посетителей ресторана, ну и ещё, на первых порах, мы как люльку её использовали, подымая-опуская на кронштейнах лебёдок вверх-вниз для мелкого ремонта, чистки-мойки фасада, пока нам госнадзор не запретил эту самодеятельность, потому как посудина для этого не предназначена и может развалиться или кто-нибудь из неё выпадет. Она теперь только для спектаклей годится. Ну у меня отель "Ковчег" называется, вот сын мой с друзьями-подругами и представления как бы соответствующие наши фирменные всё время по праздникам разыгрывают на крыше, рядом и в этой раздолбанной лохани, с библейскими, сказочными, былинными персонажами, переодетыми детьми, ряжеными взрослыми. Но больше она ни на что не годится.

Нам бы сгодилась и такая, с укором произнесла старая женщина, устремив пристальный взгляд на хозяина гостиницы, который набрал воздух в рот, но так и не нашёл, что ответить, а отвёл свой взгляд в сторону и поспешил наверх на крышу отеля.

  

Часть 33

 

В небольшой надстройке на крыше отеля хозяина гостиницы уже ждали сын Янис и один из подсобных рабочих. Пожилой подсобный рабочий по имени Отто, вытерев руки о тряпку, начал разговор.

Лодка не окончательно безнадёжна, хотя на грани это я тебе как рыбак говорю. Поплывёт, но сколько проплывёт не знаю – может долго, а может не очень. Но больше двух человек в неё сажать нельзя. Мы с твоим сыном постарались заделали её как могли. Там мотор ещё рабочим оказался я сам механик, посмотрел, перебрал, почистил, и он заработал. Но сколько проработает не знаю. Там всё очень древнее и может рассыпаться в любой момент.

Может, может, всё может... В любом случае никто на ней не поплывёт, кроме... Этой женщины с раненным мужем, произнёс Станислав.

Это самоубийство! выпалил Отто. Там дождь сильный и лодку, даже б если б она была пусть даже трижды идеальной, будет сильно заливать и может залить, а она и так будет протекать и, возможно, сильно. Надо всё время вычерпывать воду и чем быстрее, тем лучше. А если мотор заглохнет? Там и вёслами надо будет работать, и воду вычерпывать. Как одна старая женщина... Да тут для молодых самоубийство! Тут молодым, если объяснить всё про эту лодку, все откажутся плыть, так рисковать. А врать мы им не будем, во всяком случае я. Не возьму грех на душу. ... А ты рассказал старой женщине правду про эту лодку?

И без меня ей много чего понарассказали... Да она, похоже, согласна плыть даже в решете. И раз такая любовь, то пусть умрут в один день, если судьба так распорядится. Поищи молодых с такою же. ... А какая альтернатива? Что он умрёт тут, да и она не долго после этого протянет на неё смотреть больно. А у нас уже есть один труп.

Да, который мы с тобой вдвоём дотащили и за руки за ноги вышвырнули с крыши в воду, поскольку ты не хочешь превращать отель в морг, напомнил Отто.

Это был правильный труп. Бандита, застреленного полицейским, заметил хозяин отеля. А я не хочу неправильных.

Да мы скоро все можем стать неправильными, указал Отто пальцем в проём двери, ведущей наружу из надстройки. Твой отель уже просел в подвал, теперь второй этаж почти на уровне первого, а вода всё прибывает. Уже фасад трещинами пошёл и на крыше уже кое-где прыгать надо с одной части на другую.

Знаю, ответил хозяин отеля. Поэтому и надо рискнуть, послать хотя бы старую женщину с раненным мужем в лодке авось доплывут и вызовут помощь. Больше никто в этой лодке, думаю, плыть не захочет, да и счёт у раненного старика может закончится в любой момент. Поэтому пусть рискуют.

Это без меня решайте, поднял вверх руки Отто, покинув надстройку на крыше и оставив хозяина гостиницы наедине со своим сыном.

Хозяин гостиницы Станислав отрешённо опёрся рукой о стену надстройки, потом сделал несколько мелких неторопливых шагов вдоль неё, рассматривая многочисленные развешанные фотографии, на которых были запечатлены различные праздники, где лодка на крыше изображала когда Ноев Ковчег, когда другие корабли, и где на ней и вокруг неё детьми и взрослыми разыгрывались спектакли на сказочные, былинные и библейские сюжеты.

Папа! вывел хозяина отеля из созерцательных раздумий его сын Янис.

Что, сынок?

Я боюсь, папа. Я не хочу умирать.

Что за ерунду ты несёшь, Янис? У нас пока ещё никто не умирает.

Но мы могли бы сами воспользоваться твоей лодкой, чтобы уплыть отсюда.

Янис, прекрати! Ты слышал, что сказал Отто про эту лодку. Плыть на ней больший риск, чем оставаться в отеле. Но даже если это не так никогда не ставь свою жизнь выше чьей-либо. Я уверен, что когда всё закончится ты будешь жалеть о своём малодушии. До этого ты вёл себя как мужчина так веди себя так же и впредь! Я этого не слышал. Другие пусть не услышат тоже. Сейчас я устрою что-то вроде консилиума, как у врачей... А ты веди себя достойно.

 

Часть 34

 

В комнате, в которую поместили раненого полицейского Валдиса, хозяин гостиницы собрал, помимо двух коллег полицейских, ещё трёх человек: - своего сына Яниса, врача и своего друга водителя джипа Мартина.

Станислав начал разговор, обращаясь ко всем собравшимся:

Я пригласил именно вас, друзья, поскольку хорошо всех вас знаю и могу вам полностью доверять. Ситуация такова: у нас полностью затоплено первых два этажа, причём первый этаж просел в подвал из-за размытого грунта. Сейчас как бы наш отель двухэтажный и у нас в запасе всего два этажа над землёй...

Вот оно твоё капитальное домостроение, нервно пошутил водитель Мартин, но тут же поднял руку с извинениями. Извини, чёрный юмор.

Да он сейчас очень уместен, с иронией в голосе согласился Станислав. Просто на такое мало кто рассчитывает при строительстве. Такого у нас раньше не было. А что когда где будет и может быть про это мало кто знает. ... У людей уже лёгкая паника и все интересуются, когда их отсюда эвакуируют. Проводная, мобильная и спутниковая связь по-прежнему не работают радио и телеэфир молчит, как рыба. Прямо фантастика какая-то и мы как на необитаемом острове, отрезанные от остального мира. Люди боятся, что отель разрушится или его окончательно затопит. А в ледяной воде никто долго не протянет, это понятно.

Ты не уверен, что отель выдержит? спросил Мартин.

На сто процентов я это гарантировать не могу, ответил Станислав. Как и то, что его не затопит по самую крышу. Но, я думаю, что в любом случае не стоит паниковать раньше времени. ... Чёрт возьми! Никогда такого не было!

Интересно, о чём думают власти? Они что не могут послать вертолёты или катера, почему мы должны находится в таком подвешенном состоянии? спросил долговязый полицейский Яков.

Ты меня спрашиваешь? ответил вопросом на вопрос Станислав. Может быть мы не одни такие. Может быть другие в ещё худшем положении. Между прочим это вы тут представляете власть, а я всего лишь хозяин отеля!

Да мы тут сейчас все в одной лодке, добавил сидящий на кровати второй полицейский Валдис.

Кстати о лодке, которая на крыше. Как состояние раненного старика? обратился хозяин отеля к врачу.

Стабильно тяжёлое, с тенденцией на тот свет, устало пошутил врач. С ним сейчас Ирма и судя по тому, что она ещё не здесь с печальными известиями он всё ещё жив и борется.

Поскольку я тут отвечаю за отель, то осмелюсь предложить некоторый план на будущее, которое у нас, я надеюсь, сохраняется. Сейчас мы с моим сыном Янисом и рабочим Отто подготовили лодку, чтобы на ней поплыла старая женщина со своим раненным мужем. Тем более что лодка больше двух человек не выдержит.

– Может послать более надёжный экипаж? Например пару здоровых мужиков? спросил полицейский Яков.

Да, только я вынужден буду этот экипаж огорчить до невозможности, что лодка хуже сита. И что оставаться тут безопаснее, чем плыть. И кто согласится? Ты такой смелый?

Полицейским по должности положено, сухо отчеканил Яков.

Ну хорошо ты смелый, положим ещё смелый найдётся. А вот что ты со старой женщиной будешь делать, если её муж тут умрёт? Она нам этого не простит.

Я могу плыть с её мужем, продолжил настаивать Яков.

И если ты с её мужем потонешь она тоже нам никогда этого не простит ни смерть своего мужа, ни твою смерть. Ну если мы из этой передряги когда-нибудь выберемся, то если мы сейчас примем твоё предложение нам, всем выжившим, будет не легче. ... Да и она запросто может вцепиться в тебя мёртвой хваткой, чтобы сама со своим мужем плыть и рисковать, поскольку сама была инициатором и уже давно на всё готова. И что ты будешь делать?

– Моё дело предложить, вам – решать. Тут всё имущество ваше, люди уже тоже, похоже, ваши. Вы тут как Ной главный, а я так – погулять вышел в качестве легавой псины, шёл мимо, дай, думаю, зайду в ваш ковчег, чтобы не пропасть, – философски пробубнил Яков.

Ну тем более, – закруглил диалог Станислав и продолжил свою речь: –  Остальных постояльцев займём сколачиванием плотов из всех подручных плавучих материалов все кровати вынесем, столы, стулья, шкафы и всё остальное, что может плавать. Инструменты есть на крыше в надстройке. При самом худшем развитии событий мы сможем... чтобы как можно больше народу смогло продержаться на плавсредствах как можно дольше. Да и людей надо хоть чем-то занять, а то они тут сидят, слоняются без дела по коридорам и по крыше. Здесь можно с ума сойти в такой ситуации нам ещё только паники не хватало. Надо было раньше этим заняться, перетащив всё, что может плавать, с первых двух этажей, пока их не затопило, но просто я не думал, что так затопит. Да и хорошая мысля приходит опосля. Но лучше поздно, чем никогда. Спасение утопающих дело рук самих утопающих.

Находящиеся в комнате люди не проронили не слова, лишь послушно закивав в конце речи.

За работу, господа! За работу! призвал всех хозяин отеля и все собравшиеся в комнате люди покинули помещение.

 

Часть 35

  

Ты куда ушёл ночью? Почему не ночевал в комнате? спросил стоящий на крыше под дождём укутанный в плащ-дождевик долговязый полицейский Яков подошедшего к нему с виноватым видом напарника Валдиса. Нам специально выделили комнату, как полицейским.

Зачем нам привилегии? возразил Валдис. Надо быть как все с народом.

Такие привилегии для нас не роскошь, а средство предосторожности, заметил в ответ Яков. Поумнеешь поймёшь, хотя думаю, что тебе уже поздно умнеть. Раньше надо было.

Да я там одну девчонку приметил в отеле, красивую, ну а она со всеми вповалку спит в холле. Ну я типа тоже прикинулся как бы пострадавшим, снял вот с себя полицейскую форму, ну и рядом пристроился, настолько близко, насколько смог. Попытался с ней познакомиться, но она пока, видно, ни в какую...

А что удивляешься ты за всеми бегаешь, вот тебя все и динамят, усмехнулся Яков. Ты уж определись. Ты же вроде по Римме сох? Теперь отмок? Теперь за другой решил приударить? Помоложе себе нашёл? Ей пятнадцать, поди, что ты на неё Римму уже сменял?

Да нет, но тоже молодая. Не старше Риммы, похоже. Да с Риммой у меня не клеится, может эту получится склеить. ... Слушай хотел тебе одну неприятную весть сообщить. Я когда спал там в холле у меня пистолет стащили. Я хотел его оставить, когда полицейскую форму снимал и надевал дождевик, в котором и спать лёг, но потом...

Так час от часу не легче, прервал Яков коллегу, сильно рассердившись. Ты представляешь, что ты натворил? нахмурился Яков.

– Да найдётся. Потом. Наверное, пробубнил Валдис.

Тебя под суд за такое надо. А, впрочем, ты до суда можешь не дожить, как и я вместе с тобой, козлом. ... А если пистолет у тебя вытащил сообщник этих двух, одного из которых мы... ты завалил, а другого мы привязали. Ты представляешь, какие мы сейчас для него идеальные мишени? Мы его не знаем, а он нас знает прекрасно. Да он в любой момент может открыть по нам огонь. Вон смотри сколько людей на крыше, под тентами, под навесами, а то и ходят туда-сюда. Кто из них? А может он на этаже и сейчас появится в проёме двери, ведущей оттуда сюда. Он будет стрелять из проёма, как из засады, и мы у него будем на блюдечке с голубой каёмочкой. Может теперь прикажем всем ходить с поднятыми руками, а кто не поднял, того... А может всех связать? Тогда с карьерой полицейских мы точно распрощаемся, а альтернативой нам сейчас светит распрощаться с жизнями. Вот так всё в этой жизни противоречиво!

Да они же вроде вдвоём грабили, попытался возразить Валдис.

А третий поджидал их в машине на улице что ты на это скажешь? привёл ответный аргумент Яков.

Они же вдвоём в номере...

А третий по соседству в соседнем! обезоружил Валдиса Яков.

Можно попытаться вычислить... Надо допросить того...

Так он тебе и расскажет да он рассмеётся тебе в лицо. Ты его что пытать будешь? Во первых мы не имеем права, а во-вторых за этим занятием тебя и ухлопают.

Можно как то по другому..., задумался Валдис.

Да. Сейчас самое время. Вот иди в нашу комнату, запрись, сядь там, сиди тихо, не высовывайся и никому не открывай у нас теперь один пистолет на двоих. И он будет у меня, потому что я сейчас в форме и на посту. А ты без формы и пистолета. Поэтому твой пост возле параши!

У нас есть ещё один пистолет, отобранный у убитого преступника, заявил Валдис.

Это вещдок, улика, орудие преступления – с его пальчиками. Ты хочешь своих насажать? Мы не имеем права использовать...

В экстренном случае..., попытался перебить Валдис.

И второй пистолет останется при мне, во внутреннем кармане в пакете, твёрдо заявил Яков.

Да зачем..., попытался возразить Валдис.

Слушай я старался обходиться с тобой без приказов, по-человечески, но теперь я сам готов тебя прибить. А пока я этого не сделал выполняй мой приказ как старшего по званию. Что тебе, тупице, объяснять что одна мишень лучше, чем две?! И в нашей ситуации не важно, не спасёт будем ли мы оба вооружены, либо я один, либо вообще ни один из нас! Поэтому здесь на посту останусь я один с оружием! А ты пошёл вон!

Да зачем..., вновь попытался возразить Валдис.

А затем, что моё терпенье лопнуло! Чтоб я тебя не видел! Это приказ ты понял! Кругом, шагом марш!

– Слушаюсь! – козырнул Валдис, разворачиваясь и уходя с крыши.

Вот так ты это заслужил бабник без единой бабы, потому что ты ни одну не заслуживаешь! крикнул ему вслед старший по званию полицейский Яков.

 

Часть 36

   

Инга шла по зелёному мху меж лиан, тростника, папоротников и тропических деревьев, и вдруг увидела впереди себя чью-то фигуру, какой-то человек стоял на болоте и тыкал в мох длинной палкой.

Арнис это ты? Что ты тут делаешь? спросила Инга, но Арнис ничего не ответил, а повернулся и пошёл навстречу Инге. Он прошёл мимо неё, как мимо невидимки и, встав неподалёку, стал смотреть куда-то в сторону.

Арнис что ты тут делаешь? повторила вопрос Инга. Почему ты не отвечаешь?

Но Арнис по-прежнему не слышал её и продолжал неподвижно стоять на месте.

Арнис, куда ты смотришь? Инга стала медленно подходить к нему, пока, поравнявшись с ним, не увидела палатку с лежащими в ней людьми.

Кто это? спросила Инга и тут же вздрогнула. В палатке она увидела себя Ингу, спящую рядом с Николаем.

Ник? Ты живой? произнесла Инга и увидела, как Арнис нагнулся к нему и тронул за плечо. Николай открыл глаза.

Вставай, Ник, только тихо. Пусть твоя Инга спит. Бери фотоаппарат и пошли, а то проспишь рассвет, такая красота.

Там же не пройти заросли непролазные, зевая, возразил Николай, собираясь ещё поспать.

Да я тут ещё до рассвета работал мачете всё расчистил до широченной полосы, как на аэродроме.

Куда расчистил?

– Да считай, что до самого Солнца, – ты такой красоты ещё не видел.

Да – фотографу красоту никак нельзя упускать, согласился Николай и аккуратно вылез из палатки. Он нацепил фотокамеру и пошёл вслед за Арнисом.

Тут спишь, как убитый, Арни, произнёс Николай, оглядываясь по сторонам. Если бы не ты – проспал бы всю красоту.

Просто тут климат такой, воздух особенный, пояснил Арнис.

Воздух славный, подтвердил Николай. Он то возбуждает, то усыпляет, как мёртвого. Я даже думаю, не наладить ли нам переправку этого воздуха к нам в Латвию. Отличный будет бизнес. От желающих подышать отбоя не будет...

Ты видишь, что там впереди, за деревьями? прервал его Арнис.

Ого, там за деревьями, похоже, то самое поле, на котором должны быть развалины замка с сокровищами, как нам и говорил тот шаман-предводитель.

Ты будешь смеяться, Ник, но это не поле!

А что же это? спросил Николай, вглядываясь вдаль. Выглядит, как поле.

Это болото! Топи!

Такое огромное болото?! Как море. Не может быть!

Мне нравится, как ты удивляешься, Ник. Я сам удивился, хотя я где только не был и, похоже, разучился удивляться. Но тут! ... Сходи, посмотри сам и сними на память. Я уже ходил.

А я пройду к тем деревьям? усомнился Николай, глядя себе под ноги и чуть дальше вперёд.

Вон по тем мхам! указал Арнис. Там сухо и безопасно. Я проверял. … Вперёд фотограф! Сенсационные кадры ждут нас! ... Это и будут наши сокровища, помимо того янтаря, что я нарыл.

Да, это будут сенсационные кадры! воскликнул Николай, сделав несколько шагов вперёд и обернувшись к Арнису. Никто не знает таких огромных болот, произнёс он, развернувшись и пройдя ещё дальше по мху. Кстати! Николай снова обернулся. Тот шаман говорил, что от плохих людей сокровища охраняют и скрывают болотные духи. Видать мы не настолько хороши, поэтому вот такими огромными болотами сокровища от таких как мы и закрывают. А были б мы получше болота бы отступили, расступились, разверзлись, обнажились, и перед нами предстали бы поля с сокровищами. Но, видно, мы ещё не достойны завладеть этими сокровищами растранжирим их на всякую ерунду, а не на что-нибудь великое!

Как самокритично, Ник! Как самокритично! Даёшь критику и самокритику! Ты на правильном пути! отбарабанил Арнис в лозунговом духе, подняв вверх кулак в знак солидарности.

После этого Николай громко засмеялся и, развернувшись, сделал ещё несколько последних шагов вперёд.

 

Часть 37

 

Сон как будто прервался или перешёл в другой сон. Инга открыла глаза или ей показалось, что она их открыла. Она стояла в конце коридора у большого окна,  не понимая, как она могла оказаться здесь. Было похоже, что она,  как лунатик, бессознательно пошла во сне.  "Или, может быть, это ещё сон?", подумала Инга, "или это я начинаю сходить с ума?". Инга развернулась и пошла назад в холл, где вповалку, кто на чём, спали не поместившиеся в оставшихся после затопления номерах последнего этажа люди.

Инга, услышала она за спиной чей-то приглушённый голос.

Арнис? Инга обернулась.

На фоне залитого лунным светом окна она увидела чей-то чёрный силуэт.

Инга, это я Ник.

Оставь эти глупые шутки, Арнис! ответила Инга.

Человек отошёл от окна и стал медленно приближаться к Инге.

Не приближайся и не прикасайся ко мне, иначе я закричу, сказала Инга и стала отходить назад.

Не надо кричать, Инга, неужели ты не узнала мой голос?

Ник? Инга остановилась. Ник, неужели это ты? Ты не умер? Ты спасся?

Я просто немного испачкался, Инга. Там в болоте. Не дотрагивайся до меня, а то и ты испачкаешься.

Инга стала медленно подходить к Николаю.

Ни-ик. Живой. Ник, я так люблю тебя.

И я тебя люблю, Инга.

Инга протянула руку и дотронулась до грязного, мокрого лица Николая, и в тот же самый момент его силуэт стал таять, оседая на пол и превращаясь в желе из грязи и водяной тины, пока не расплылся по полу тёмно-зелёной водой. Инга закричала. Потом она увидела свет бегущих к ней фонарей. К ней подбежали полицейский Яков и хозяин гостиницы Станислав, а также врач, водитель и несколько разбуженных постояльцев.

Что случилось?! О, чёрт! И сюда вода уже добралась! Ребята поднимайте всех и уводите на крышу! распорядился полицейский Яков.

Нет, нет пока не надо. Там в холле пока сухо, как и с другой стороны, возразил ему хозяин отеля Станислав, к которому присоединились постояльцы. Просто отель дал крен, как корабль, и в этом месте просел. Тут провал образовался вот вода и подтекла. Пока в холле надо держаться и в другой стороне рукава коридора. Там пока сухо и авось пронесёт.

Тем временем проживающие в прилегающих к подтопленному месту номерах постояльцы вышли из своих номеров почти по колено в воде и проследовали в холл и противоположный рукав коридора, где воды пока не было.

На крышу самое последнее дело, в самом крайнем случае, заметил хозяин отеля Станислав. Там холодно, дождь и всего лишь тенты нашего ресторана, навес надстройки, а в самой надстройке много народу не поместится. Человек десять-пятнадцать не больше. Там у нас лодка, которую можно вынести и перевернуть, чтобы не залило, но всё равно и под ней много народу не поместится человек пять. ... Девушка что вы здесь делаете? Тут вода простудитесь, обратился, наконец, Станислав к стоящей по колено в воде Инге. Проходите, тут воды уже по колено. Ну же. Что вас тут держит? 

Инга стояла как в прострации, неподвижно замерев, безучастно и отрешённо взирая на копошение людей вокруг. Затронутые водой люди уже почти все прошли в незатопленное место, а Инга всё стояла, не реагируя ни на уговоры, ни на прикосновения подходящих к ней людей.

Вам тоже нужно пройти, девушка, ещё раз произнёс хозяин гостиницы. Спасибо, что предупредили нас о том, что вода поднимается. Мы теперь будем начеку.

Что?! вздрогнула Инга.

Идёмте с нами. 

Хозяин отеля взял Ингу под руку, и они проследовали обратно в холл.

 

Часть 38

 

Монтаж кронштейнов с лебёдками для спуска лодки был закончен. Лодка была подвязана за оба конца на тросах и несколько человек приготовились спустить её на воду.

А она с вёслами управится? спросил полицейский Яков, подойдя к хозяину отеля Станиславу.

Там мотор ещё живой оказался! Я ей показал, как им управлять... Да и вёслами, но они на крайний случай, ответил хозяин гостиницы Станислав полицейскому Якову и полицейский отошёл в сторону, чтобы не мешать приготовлениям.

Учтите, что лодка не очень надёжная и может дать течь в любую минуту, поэтому больше двух человек мы в неё посадить не рискнём, объяснил Станислав. Вы твёрдо решили плыть с вашим мужем или мы отправим с ним кого-то другого?

Нет, я его не покину и другим собой рисковать не дам, ответила пожилая женщина. Его нужно отвезти в больницу как можно скорее. Я очень боюсь за него и за всех нас. Можете мне доверять я не подведу или погибну вместе с ним! уверяла пожилая женщина, склонившись у изголовья пожилого мужчины.

Спасибо, поблагодарил Станислав. Садитесь в лодку, мы аккуратно положим в неё вашего мужа, и опустим лодку на воду. Янис заведёт мотор. Дальше будете управлять, как я вас учил. Как доберётесь передадите вот эту карту, где мы отмечены, и пусть вышлют помощь!

Как доберёмся, я сразу сообщу о вас, передам вашу карту и пришлю помощь, подтвердила пожилая женщина.

На всякий случай в лодку я положил черпак. Если начнёт набираться вода будете вычерпывать воду. А если заглохнет мотор придётся поработать вёслами да и вычерпывать не забывать, в случае необходимости.

Да хранит вас Господь, поблагодарила пожилая женщина.

Вас тоже, ответил Станислав.

 

Часть 39

 

Никому не двигаться, не то я стреляю! послышался сзади чей-то голос. Люди на крыше обернулись и увидели, что на них направлен пистолет одного из постояльцев. Он толкал впереди себя девушку, обхватив одной рукой её горло.

Сейчас мы сядем в лодку и уплывём! закричал он.

Ладно, планы меняются! Пусть этот психопат убирается к чёрту! произнёс хозяин отеля Станислав.

Человек приставил пистолет к виску девушки и подошёл к лодке.

Сейчас вы опустите лодку вниз вместе с нами! закричал человек.

Разумеется! согласился Станислав.

В это время Янис резко выдернул из лодки весло и попытался ударить им по спине человека с пистолетом. Прогремел выстрел. Юноша согнулся и осел, схватившись за живот.

Находившийся на крыше полицейский Яков вскинул свой пистолет, пытаясь выцелить держащего девушку человека с украденным у его коллеги пистолетом, но так и стоял, не решаясь сделать выстрел, боясь промахнуться и потерять заложницу.

Янис! закричал отец и ринулся к сыну.

На привязи надо было держать своего щенка! ... Я не психопат, просто мне здесь нельзя оставаться! Меня хотят убить! Но вам этого не понять! Сейчас я сяду в лодку, и вы опустите её вниз! закричал Арнис.

Хорошо, садитесь и уплывайте отсюда, ответил ему находящийся рядом водитель джипа Мартин. Только у нас к вам просьба, когда доберётесь, передайте карту и сообщите, что мы здесь и у нас пострадавшие. Принимая во внимание ваше состояние...

Не беспокойтесь! Вам всем станет легче без меня, поэтому не судите меня слишком строго.

Лодка опустилась на воду, Арнис освободил её от канатов и задёргал привод мотора.

 

Часть 40

 

Он у меня как на ладони. Я теперь могу завалить этого ублюдка, борясь с хозяином гостиницы Станиславом, произнёс полицейский Яков.

Не надо, пригибая вниз пистолет Якова, возражал ему хозяин отеля Станислав.

Да он у меня теперь на блюдечке с голубой каёмочкой отдельно от заложницы, продолжал настаивать полицейский Яков, видя, как взявший заложницу человек пытается завести мотор. Дело верное.

Не надо хватит нам смертей, продолжал возражать хозяин гостиницы Станислав, не отпуская руку полицейского Якова с пистолетом.

Да он же твоего сына...

Он не ведает, что творит. Не надо, произнёс Станислав, обхватив долговязого Якова по обоим рукам и полицейский, немного подёргавшись, наконец, смирился, проводя отплывающую лодку, после чего покорно опустил голову, переведя свой взгляд на голову почти опустившегося на колени и обхватившего его Станислава.

 

Часть 41

 

Чёрт, мотор заглох! выругался Арнис, ударив кулаком по бензобаку двигателя лодки.

И в этом тоже виноват тот, кто хочет тебя убить? спросила Инга.

Заткнись, Инга!

Ты взял меня для безопасности? Чтобы Ник тебя не тронул?

Заткнись!

Я ведь всё знаю! Ай!

Арнис замахнулся и ударил Ингу по лицу рукояткой пистолета. У Инги на лице выступила кровь.

Ты заткнёшься?!

Ты хотел его смерти?! Зачем?! Чтобы завладеть мной?! Но ты же мне изменял! О-й!

Арнис снова размахнулся и ещё раз со всей силы ударил Ингу пистолетом.

Завладеть тобой?! Отличная мысль! Я и сейчас могу тобой завладеть, а если рыпнешься пристрелю!

Арнис схватил Ингу и, повалив её на дно лодки, стал срывать с неё одежду.

Не смей! Отстань от меня, животное! закричала Инга.

Ну что ты дёргаешься, что кричишь? Ну, кричи, ори! Это меня даже возбуждает! Тебе никто не поможет! Сейчас ты в моей власти!

Арнис прижался к Инге и стал рвать на ней остаток белья. В это время раздался скрежет днища обо что-то твёрдое. Плывущая по воде лодка налетела на выступающий из воды твёрдый кусок какого-то материала и через пролом в днище в лодку устремилась вода.

Чёрт возьми! выругался Арнис и, оставив Ингу, схватил ковш и стал вычерпывать воду. Инга стала помогать ему, отчаянно вычерпывая воду своими ладонями. В это время Арнис грозно посмотрел на Ингу.

Хочешь помочь?! Лодка перегружена! Ныряй в воду!

Что? испуганно произнесла сильно перепачканная своей кровью Инга.

Я говорю ныряй в воду! Уходи с лодки, слышишь! Ну! прохрипел Арнис, направив на Ингу пистолет.

Ты не можешь..., отчаянно пробормотала Инга.

Вон отсюда, иначе я тебя пристрелю!

Нет, Арнис! Ты не можешь этого сделать, заплакала Инга.

Вон! закричал Арнис и ещё раз со всей силы ударил Ингу пистолетом.

Инга опрокинулась через борт и оказалась в воде. Она поплыла, чувствуя, что её тело постепенно сковывает холод. Она старалась быстро двигать руками и ногами, чтобы не замёрзнуть, но это помогало всё меньше и меньше. Она не знала куда плыть, всё вокруг было залито водой. Она увидела невдалеке торчащие из воды кроны полузатопленных деревьев и поплыла к ним, но ледяной холод окончательно сковал её тело. Она поняла, что дальше плыть уже не сможет. Её тело свело судорогой и оно стало тяжёлым, как камень. Она оглянулась назад. Лодка, в которой находился Арнис, перевернулась, ударив веслом воду, словно крылом подбитой птицы. Арнис вскрикнул и замолчал, вскинув в последний раз руки. Корма лодки немного приподнялась и быстро скрылась под водой. Инга начала барахтаться в воде, громко зовя на помощь. Потом она стала глотать воду, потом всё реже и реже появляться на поверхности. Она в последний раз позвала на помощь обессиленным и надорванным голосом, и её голова скрылась под водой.

 

Часть 42

 

Как хорошо, подумала Инга. Так хорошо и свободно здесь. Так легко погрузиться в эту бесконечную воду. И почему люди боятся смерти? В ней нет ничего страшного. Только покой. Покой и тишина.

Инга почувствовала, как чьи-то руки обхватили её и стали, кружа, медленно выталкивать наверх. Она вновь увидела яркое небо, Солнце и затопленные кроны деревьев. Она как будто летела над водой, удерживаемая и вращаемая кем-то.        

"Неужели моя душа уже оторвалась от земли?" подумала Инга и вдруг снова почувствовала холод. Вращение прекратилось, она приподняла запрокинутую голову, посмотрела вверх и увидела лицо Николая.

Ник, это ты?

Да, Инга, это я. Ты вся замёрзла, сейчас я тебя согрею. Николай крепко прижал Ингу к себе, и она обхватила его шею своими руками.

Я хочу быть с тобой всегда, Ник, прошептала Инга. Потому что я люблю тебя.

Я тоже люблю тебя, Инга, ответил Николай, и их губы сомкнулись в нежном поцелуе.

Возьми меня с собой, Ник! В вечность!

Нет, Инга, ты должна жить!

Я не хочу жить, я хочу быть с тобой. Только с тобой я счастлива, Ник.

Ты должна жить, Инга, произнёс Николай. Ты ещё будешь счастлива.

Нет, Ник, нет.

Да, Инга. Я знаю это, ответил Николай и, отвернув голову от Инги, начал смотреть куда-то в сторону.

Что там за шум, Ник? Ник, куда ты смотришь? спросила Инга и почувствовала, что руки Николая начали разгибаться, опуская Ингу обратно в воду.

Инга повернула голову и почувствовала, что её тело вновь быстро погрузилось в холодную воду.

 

Часть 43

 

Я вижу человека в воде! Справа по борту! Витас, разворачивай баркас! Человек в маске и в костюме аквалангиста бросился в воду. Он приподнял Ингу над водой и его напарник подхватил девушку и перенёс её в лодку.

Она ещё жива! услышала Инга чей-то голос и открыла глаза.

Ник, это ты? спросила Инга.

Вы так говорите по-русски. Вы русская? спросил спасатель.

Нет, ответила Инга на латышском. Просто я думала, что это Ник.

Нет вы ошиблись.  Меня зовут Райнис. Я аквалангист спасатель. Не волнуйтесь. Всё уже позади. Сейчас вы в безопасности. Мы отвезём вас в госпиталь... Витас, что там по радио сообщили, я прослушал?!

Говорят, что предпринимаются экстренные меры, а наводнение пошло на убыль.

А что о жертвах?

Говорят, что пока нет данных! Может быть на этот раз всё обойдётся?!

Хорошо бы! ответил Райнис.

Там люди в отеле, обессиленным голосом произнесла Инга.

Отель "Ковчег Станислава"?

Да, подтвердила Инга.

В курсе, в курсе, ответил спасатель. Мы уже послали туда несколько катеров. Всё будет в порядке. Связь снова заработала.

Инга удовлетворённо кивнула и закрыла глаза.

А вы красивая, и даже шрамы вам идут, заметил спасатель Райнис. Такую красоту ничем не испортишь, как кашу маслом. Такая красавица должна жить!

Инга улыбнулась, не открывая глаз.

Моторная лодка береговой охраны латвийских ВМС развернулась и быстро поплыла навстречу Солнцу по широкой, бесконечно длинной реке.


НАЗАД (BACK)

Hosted by uCoz